Как жертва Trade12 потеряла 141 920$

Рейтинг надежных брокеров бинарных опционов 2020:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый лучший брокер бинарных опционов с контролем честности!
    Идеальное место для новичков — дают бесплатное обучение и демо-счет!
    Получить вкусный бонус за регистрацию:

Русское Старообрядчество. Духовные движения семнадцатого века

Содержание

Аннотация

Автор, основываясь на документальном материале, исследует причины, приведшие к разделению единой Церкви на никониан и староверов, а также последствия этого разделения для Русской Православной Церкви и России.

В эту книгу вошел полный текст знаменитой работы известного историка и филолога, профессора университета Вандербилта Сергея Александровича Зеньковского. Русский читатель знаком только с первым томом этого исследования, опубликованным при жизни автора. Второй том – XVII-XIX века – остался незавершенным и был подготовлен к печати уже после кончины Сергея Александровича.

Предисловие

В прошлом году, в связи с пятидесятилетием Февральской и Октябрьской революций, совсем незаметно прошла другая, но тоже очень значительная годовщина в русской истории – трехсотлетие раскола в русской церкви. Мало кто вспомнил, что три века тому назад, 13 мая 1667 года, собор русских и восточных епископов наложил клятвы 1 на тех православных русских людей, которые продолжали и хотели продолжать пользоваться старорусскими, дониконовскими, богослужебными книгами, креститься древневизантийским и древнерусским двухперстным крестным знамением и оставаться верными старорусской церковной традиции.

На самом соборе 1667 года только четыре человека, в том числе и «протопоп богатырь» – Аввакум, решительно отказались принять постановления этого сонма иерархов. Тем не менее, вслед за ними очень скоро все большее и большее число русских людей стало высказываться против постановлений этих ретивых и неосторожных в своих решениях русских и ближневосточных, по преимуществу греческих, владык, проявлять свою верность древлерусскому церковному преданию и отказываться от подчинения, совсем еще недавно общей для всей Руси, матери церкви. Таким образом в течение немногих десятилетий развилось мощное движение старообрядцев, самое значительное религиозное движение в истории русского народа, которое, не покорившись воле епископата и государства, стоящего за этими иерархами, на века оторвалось от церкви, бывшей тогда еще патриаршей, и образовало свои особые, отдельные, независимые общины. Русское старообрядчество пережило немало фаз значительного развития и заметного спада движения, раскололось на множество толков, все же объединенных любовью к прошлому русской церкви и русскому древнему обряду и, несмотря на гонения, сыграло большую роль в духовном и общественном развитии русского народа.

Казалось, что триста лет, прошедших со времени церковной смуты, развившейся при царе Алексее Михайловиче, были достаточным сроком для изучения и выяснения причин трагического раскола в русском православии, который тяжело отразился на судьбах России и немало помог созданию тех условий, которые полвека тому назад привели царскую Россию к крушению. Но, к сожалению, до сих пор корни старообрядчества и причины русского церковного раскола семнадцатого века все еще не полностью вскрыты в исторической литературе и остаются далеко не ясными. Несмотря на то что за последние сто лет было опубликовано немало документов и исследований, давших значительное количество сведений о событиях, приведших к выходу старообрядчества из лона русской патриаршей, а позже синодальной, церкви, все же сравнительно немного было сделано для выяснения корней этого раскола в истории самой русской церкви, его идеологического содержания и его роли в развитии русского народа за последние три века. До сих пор почти что не вскрыты сущность влияния старообрядческой мысли на идеологию русских мыслителей, славянофилов и народников, «почвенников» середины прошлого века и думских «прогрессистов» начала этого, значение старообрядческих деятелей в развитии русской экономики и связи старообрядческих писаний с русской литературой начала двадцатого века. Почти что совсем забыт тот факт, что именно старообрядцы сохранили и развили учение о особом историческом пути русского народа, «святой Руси», православного «Третьего Рима» и что в значительной степени благодаря им эти идеи снова уже в прошлом и этом столетиях заинтересовали русские умы.

К серьезному изучению русского старообрядчества русские историки и богословы пришли только тогда, когда наступала годовщина двухсотлетия русского церковного раскола. До середины девятнадцатого века работы о старообрядчестве, написанные представителями русской церкви и русской исторической науки, имели только обличительные и миссионерские цели. Правда, уже тогда существовали многочисленные старообрядческие сочинения, рисовавшие совсем другую сторону этого трагического конфликта в душах русского народа. Но эти сочинения оставались почти что неизвестными широким кругам русского «европеизированного» общества и, конечно, не могли быть опубликованы ввиду строгих правил цензуры, не позволявшей дать слово представителям многомиллионного русского старообрядчества. К началу царствования Александра II положение несколько изменилось. Рост старообрядческих общин, успех старообрядцев-поповцев в воссоздании ими своей иерархии, появление старообрядческих изданий за границей и, наконец, само «открытие» русским обществом старообрядчества, как мощного движения, насчитывавшего в своих рядах от четверти до трети всех великорусов, привели в конце 1850-ых и в 1860-ых годов к появлению обширной литературы о расколе и этих своеобразных русских «диссидентах».

Ко времени Никона и до второй половины девятнадцатого века в исторической литературе господствовало весьма необоснованное мнение, что, переписывая богослужебные книги, древнерусские переписчики сделали немало ошибок и искажений текста, которые с течением времени стали неотъемлемой частью русского богослужебного обряда. Кроме того историки раскола совершенно ошибочно полагали, что в искажении церковных книг были виноваты не только древние переписчики раннего русского средневековья, но и те первые противники патриарха Никона, которые в конце 1640-ых и начале 1650-ых годов близко стояли к руководству церкви и книгопечатанию и поэтому будто бы смогли внести в печатные уставы того времени ошибки, сделанные в предыдущие века. В числе этих лиц, которых считали ответственными за внесение ошибок уже в русские печатные издания семнадцатого века, называли руководителей раннего сопротивления Никону, протопопов Ивана Неронова и Аввакума. По мнению этих исследователей из числа иерархии и миссионерских кругов, такие ошибки стали возможны ввиду отсутствия достаточного просвещения в средневековой Руси, бедности русской научной и церковной мысли того времени и, наконец, особого склада русского древнего православия, которое по их мнению придавало преувеличенное значение внешней набожности и обрядам. Даже такой известный и ученый историк русской церкви как митрополит Макарий Булгаков (1816–1882) придерживался этого мнения в изданном им в 1854 году капитальном труде об «Истории русского раскола старообрядчества».

Такую же позицию в объяснении религиозных причин раскола сначала занял и молодой казанский историк Аф. Прок. Щапов (1831–1876), который в своей магистерской диссертации «Русский раскол старообрядчества», защищенной им в 1858 году, называл движение сторонников старой веры «окаменевшим осколком древней Руси». Все же, несмотря на свой ранний традиционно-отрицательный взгляд на старообрядцев, Щапов внес уже и в этом труде нечто новое, пытаясь вскрыть социальные причины, толкнувшие в раскол широкие массы русского народа. Через четыре года, пользуясь перевезенной во время Крымской войны в Казань богатейшей материалами по расколу библиотекой Соловецкого монастыря, Щапов пересмотрел свои взгляды. В новом труде «Земство и Раскол», вышедшем в Отечественных Записках в 1862 году, он уже писал, что в старообрядчестве была «своеобразная жизнь умственная и нравственная» и что раскол вырос на почве «земской розни», в результате «скорби и тяготы от тягла государевой казны, от злоупотребления государевых чиновников, писцов и дозорщиков, от насилия бояр». В его глазах старообрядчество было прежде всего: «могучей, страшной общинной оппозицией податного земства, массы народной против всего государственного строя – церковного и гражданского» 2 . Новый тезис А. П. Щапова, что старообрядчество было прежде всего творческим и свободолюбивым оппозиционным движением против засилия государства и церковных властей, был с энтузиазмом подхвачен рускими народниками, которые, видя в этих защитниках древлего православия прежде всего возможных союзников в своей революционной борьбе с русской монархией, стали в свою очередь исследовать старообрядчество и искать сближения с ним.

Сенсационное «открытие» А. Щапова, что движение борцов за старую веру будто бы было в основном борьбой против злоупотреблений правительства и иерархии, быстро нашло отклик и за границей. Там старообрядцами заинтересовались русские эмигранты в Лондоне во главе с патриархом русского социализма А. Герценом, с Н. Огаревым и с их довольно случайным другом, новым эмигрантом, Вас. Кельсиевым. Было решено вовлечь этих старомодных, но, казалось, многообещающих русских «диссидентов» в политическую борьбу с самодержавием. Герцен дал деньги, Огарев – свою редакционную опытность, Кельсиев – свой энтузиазм. В результате, уже в том же 1862 году в Лондоне начал выходить особый журнал для старообрядческих читателей, многозначительно озаглавленный этой эмигрантской кучкой – «Общее Дело» 3 . Для того чтобы прочнее вовлечь старообрядчество в свою революционную работу, А. Герцен даже намеревался создать в Лондоне особый старообрядческий церковный центр, построить там же старообрядческий собор, старостой которого он сам не прочь был стать. Правда, из этих лондонских церковных проектов ничего не получилось, но зато Герценовский кружок вступил в сношения с старообрядцами казаками в Турции, так называевыми некрасовцами, которых лондонская группа пыталась использовать для связей с революционным движением и старообрядцами России. Надо отметить, что в этом отношении лондонские эмигранты не были изобретателями новых путей и что уже во время Крымской войны агенты вождя польской эмиграции кн. Адама Чарторыйского вербовали живших в Турции казаков старообрядцев и в особые военные отряды, и в диверсионные группы, с помощью которых они собирались поднять восстание на Дону, Урале, Кубани и среди казачьих частей, воевавших на Кавказе.

Несмотря на провал лондонской затейки Герцена, Кельсиева и Огарева, народники продолжали интересоваться старообрядчеством и немало сделали для популяризации изучения этого, тогда еще очень мало известного русским ученым и читателям, движения. Вслед за Щаповым и Кельсиевым старообрядцами занимались такие представители народничества, как Н. А. Аристов, Я. В. Абрамов, Ф. Фармаковский, В. В. Андреев, А. С. Пругавин, И. Каблиц (псевдоним Юзов) и многие другие. К ним же можно до некоторой степени причислить и известного историка Н. М. Костомарова, который так же, как и А. Щапов, принадлежал к земскому областническому направлению русской историографии и стремился изучать не только историю государства, но и историю самого народа. Ознакомившись с работами самих старообрядцев, Н. М. Костомаров в обстоятельном очерке «История раскола у раскольников» 4 писал, что «раскольники» очень отличались своим духовным и умственным складом от представителей русской средневековой культуры и церкви: «в старой Руси господствовало отсутствие мысли и невозмутимое подчинение авторитету владетельствующих. раскол любил мыслить и спорить». Несмотря на то что почтенный историк был совсем несправедлив в своем осуждении Древней Руси, – ведь недаром современный исследователь древней русской литературы Д. И. Чижевский считает четырнадцатый и шестнадцатый века веками споров и разногласий, – тем не менее Костомаров был прав, говоря о старообрядчестве как о «крупном явлении умственного прогресса», которое в течение веков отличалось своей любовью к прениям и исканием ответа на свои духовные запросы.

Хотя историки либерального, по преимуществу народнического, направления сделали немало для раскрытия идеологии и социальной жизни «раскола», все же, как это ни странно, главную роль в выяснении сущности раннего старообрядчества и причин кризиса в русской церкви семнадцатого века сыграл весьма реакционный противник, вернее даже заклятый враг «раскольников», Николай Иванович Субботин, профессор Московской Духовной Академии, который в 1875 году начал издавать теперь совершенно незаменимые для истории старообрядчества «Материалы для истории раскола за первое время его существования». В девяти томах своих «Материалов», а затем в своем периодическом издании «Братское Слово», в бесчисленных изданиях старообрядческих источников и в своих монографиях Н. И. Субботин собрал бесконечное количество документов, писем, биографий и «житий», полемических трактатов и исторических работ, написанных самими «раскольниками». В первом же томе своих «Материалов» он опубликовал «Житие протопопа Ивана Неронова», одного из виднейших противников Никона, и «Записку» о его жизни. Из этих сочинений, написанных еще в 1650–60-ых годах, было видно, насколько необдуманны и неосторожны были поступки патриарха; кроме того в них ярко вырисовывался облик самого Неронова, который, задолго до патриаршества Никона, вместе с другими священниками, начал бороться против летаргии и косности большинства епископата. Раскрытие роли этого кружка духовенства, т. н. боголюбцев, пытавшихся вдохнуть дух новой, подлинно религиозной жизни в русскую церковь, было поворотным событием в изучении истории раскола русского православия.

Николай Федорович Каптерев (1847–1917), другой профессор Московской Духовной Академии, в своем большом труде о борьбе сторонников старого обряда с Никоном 5 впервые использовал опубликованные Субботиным материалы, присоединил к ним открытые им новые данные и сделал соответствующие выводы. Несмотря на свое внешне отрицательное отношение к противникам Никоновских затеек, Н. Ф. Каптерев не только отметил роль «боголюбцев» протопопов, которые во главе с Ив. Нероновым задолго до Никона начали движение внутреннего церковного возрождения, но и показал ужасные последствия Никоновских необдуманных действий. Помимо этого он был первым историком, который взял под сомнение теорию «испорченности» или неправильности старорусского обряда и указал, что русский обряд был вовсе не испорчен, а наоборот сохранил ряд черт ранних древневизантийских обрядов, в том числе и двухперстие, которые уже позже, в ХII-XIII веках, были изменены самими греками, что и вызвало расхождение между старорусскими и новогреческими церковными обрядами. Эффект, произведенный книгой Н. Ф. Каптерева был настолько значителен, что возмутившийся ею Н. И. Субботин смог через К. П. Победоносцева приостановить на годы академическую карьеру и дальнейшую исследовательскую работу этого ученого.

Но остановить дальнейшее серьезное изучение русского раскола было уже невозможно. В 1898 году молодой историк литературы А. К. Бороздин, в своей книге «Протопоп Аввакум» развил выводы Н. Ф. Каптерева, а в 1905 году авторитетный историк русской церкви Е. Е. Голубинский еще раз подтвердил, что Никон, а вслед за ним восточные патриархи и собор 1667 года просто не разобрались, что расхождения между русскими и новогреческими уставами середины XVII века произошли не из-за ошибок русских, а благодаря изменениям устава самими греками, которые после Флорентийского собора, ввиду разрыва между русской и константинопольской церковью, не были целиком проведены в русский устав 6 . Таким образом оказывалось, что вовсе не русские, а греки отошли от начальных канонов устава, и что все предыдущее объяснение и оправдание т. н. реформ патриарха Никона было совершенно голословно. Эти замечательные и сделавшие полный переворот в исследовании старообрядчества работы Каптерева, Голубинского и Бороздина были возможны также благодаря появлению более специальных и менее заметных, но важных трудов С. А. Белокурова 7 , П. Ф. Никольского 8 , К. П. Харламповича, Е. В. Барсова, Н. Гиббенета и ряда других выдающихся и добросовестных тружеников русской исторической науки конца девятнадцатого и начала двадцатого века. Необходимо еще отметить точного и плодовитого специалиста по расколу П. С. Смирнова и тщательных издателей материалов по раннему старообрядчеству Я. Л. Барскова и С. Т. Веселовского 9 . В своем труде, посвященном идеологическому и догматическому развитию старообрядчества второй половины семнадцатого века 10 П. С. Смирнов обратил внимание на загадочную фигуру старца Капитона, который еще в 1620–30-ых годах явился инициатором изуверски-аскетического и пессимистически-эсхатологического движения, из которого позже вышли проповедники самосжигания и беспоповщины. Хотя П. С. Смирнов коснулся деятельности Капитона вскользь и в сравнительно коротких примечаниях, тем не менее, именно ему принадлежит честь введения в историографический оборот этой мрачной и зловещей фигуры.

После ослабления цензурного режима в 1905 году начали, наконец, печататься и старообрядческие писатели и исследователи раскола. Среди них особенно выделялись своими книгами о социальной и экономической жизни раскола некий И. А. Кириллов и специалист по старообрядческой мысли В. Г. Сенатов 11 . Кроме того, в годы 1905–1917 немало интересных сообщений о старообрядчестве можно было собрать в весьма быстро развившейся периодической печати поповщинских и беспоповщинских общин и организаций.

После революции 1917 года в России книг о старообрядчестве почти не выходило. И это понятно, так как вопросы церкви и духовной жизни вовсе не входят в программу научной работы и издательств Советского Союза. Все же известный специалист по древней русской литературе В. И. Малышев издал ряд открытых им сочинений Аввакума и несколько своих ценнейших работ о роли старообрядчества в культуре русского севера. Совсем недавно в новой «Истории СССР» издаваемой Академией Наук И. И. Павленко дал короткий, но интересный и очень содержательный очерк о начале русского церковного раскола, отмечая что вначале он был чисто религиозным явлением. За границей было сделано очень мало для дальнейшего изучения старообрядчества: русская эмиграция была так потрясена катастрофой царской России, что ей было совсем не до церковных трагедий семнадцатого века. Все же в 1930 году, во Франции, бывший видный промышленник и общественный деятель старообрядец В. П. Рябушинский издал весьма любопытную книгу «Старообрядчество и русское религиозное чувство», в которой он справедливо отмечал, что раскол произошел не из-за спора об обряде, а из-за разногласий о духе веры. Со своей стороны А. В. Карташов в короткой, но талантливой статье дал несколько важных указаний о напряженной религиозной жизни старообрядцев. Позже в своих «Очерках» он хотя и признал всю бессмыслицу новшеств патриарха Никона, но, тем не менее, сурово осудил его противников за их стойкость в вопросах веры 12 .

Иностранные историки тоже внесли свою лепту в исследование русского раскола семнадцатого века. Из этих иностранных работ прежде всего выделяется прекрасная книга французского ученого Пьера Паскаля о протопопе Аввакуме, в которой он широко использовал печатные и архивные источники и которая уже стала настольной книгой по ранней истории старообрядчества 13 . Из немецкой литературы по этому вопросу наиболее интересной является книга о. Иоанна Хризостома о «Поморских ответах» Андрея Денисова, выдающегося старообрядческого писателя и мыслителя конца семнадцатого и начала восемнадцатого века 14 .

Здесь, конечно, указаны только наиболее важные труды по истории раскола и старообрядчества, так как только перечисление всех даже только значительных работ по этому вопросу потребовало бы отдельный том: уже перед революцией 1917 года число книг и статей о старообрядчестве превышало десяток тысяч.

Все же многие стороны этого печального разрыва в русском православии, как уже было отмечено выше, до сих пор не вполне ясны, и историкам придется немало поработать над их выяснением. В настоящей книге автор преследовал сравнительно ограниченные цели: как можно более детально определить корни церковного конфликта семнадцатого века, проследить нарастание напряжения между окормлением церкви и государства и сторонниками старого обряда и, наконец, выяснить связь между дониконовскими движениями в русском православии и позднейшим разделением старообрядчества на поповство и беспоповство. Поскольку это было возможно, автор старался в этой книге избежать употребления слова раскол. В обычной русской терминологии это слово стало одиозным и несправедливым в отношении старообрядчества. Раскол не был отколом от церкви значительной части ее духовенства и мирян, а подлинным внутренним разрывом в самой церкви, значительно обеднившим русское православие, в котором были виноваты не одна, а обе стороны: и упорные и отказывавшиеся видеть последствия своей настойчивости насадители нового обяда, и слишком ретивые и, к сожалению, часто тоже очень упрямые и односторонние защитники старого.

Работа над этим исследованием была в значительной степени облегчена благодаря поддержке двух организаций: Гарвардского университета, в частности его центра по изучению России, и Фонда имени Гугенгайма в Нью-Йорке. Исследователь приносит руководителям этих обоих организаций свою глубокую благодарность. Кроме того, он выражает свою признательность всем лицам и библиотекам, которые облегчили его работу; особенно много ему помог профессор Дм. Ив. Чижевский, с которым автор обсуждал немало проблем, затронутых этой книгой. Доктор В. И. Малышев сообщил автору ряд рукописных материалов из хранилища Пушкинского Дома (Института Русской Литературы А. Н.), а А. Филипенко немало потрудилась над перепиской не всегда разборчивой рукописи, за что автор выражает им свою признательность. Эту книгу он с благодарностью и любовью посвящает своей жене, в течение многих лет помогавшей ему в работе над «Русским старообрядчеством».

Университет им. Вандербилта, апрель 1969 года.

Эти клятвы были сняты со старообрядцев только 23/10 апреля 1929 года решением Временного Патриаршего Священного Синода русской церкви. см. Церковный Вестник Западно-Европейской Епархии, № 6, от июня 1929 г.

Покровский храм и народ-строитель

Покровский храм

Храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы в городе Энгельсе Саратовской области с виду скромный, небольшой, даже не в центре города. Но у него невероятная история. Даже митрополит Лонгин отмечает, что верующий человек не может пройти мимо этой церкви:

– Для меня Покровский храм был дорог с первых дней моего служения на саратовской земле, потому что он является памятником вере, твердости, мужеству православных верующих людей России.

В этом году у храма юбилей – 60 лет. Вроде бы совсем маленький срок, и с формальной точки зрения его история короткая. Но она является свидетельством того, как вера творит чудеса и на какие мученические подвиги готовы пойти верующие ради Господа даже в наше, далекое от значительных свершений, время.

«Архитектурные достоинства Покровского храма весьма различны с церквями, выстроенными в XIX или в начале XX века. Но эта церковь драгоценна не роскошью архитектурных форм, не изысканностью убранства. Само открытие ее было едва ли не чудесно: оно совершилось в середине 1950-х годов, когда исподволь стала подниматься новая, так называемая хрущевская волна «борьбы с религией». Покровский храм – это вещественное свидетельство Промысла Божия и мужества верных Христу, явленных в России XX века, во времена самого длительного и жестокого гонения за всю историю Русской Церкви».

Из статьи священника Алексея Мурылева

Покровский храм 1781 года постройки (см. справку) просуществовал ровно до октябрьской революции. Лихие годы не оставили верующим Покровска ни одного шанса на место для молитв. Все храмы были разрушены: Вознесенский, Крестовоздвиженский, Петра и Павла, Александра Невского. Уцелел только Свято-Троицкий собор, его просто закрыли. В нем в разное время были то библиотека, то кружок юных техников, то просто склад. А прямо по тому месту, где недавно был алтарь Покровского храма, были готовы нестись поезда.

«Согласно новой планировке города Покровска через нынешнюю территорию закрытой Покровской церкви должна быть проложена железнодорожная линия, и перестройка здания для культурно-просветительских целей является совершенно нецелесообразной. Разрешить Покровскому горсовету разобрать здание церкви и полученный материал использовать для новостроек».

Решение Президиума ЦИК от 28 июля 1931 года

Спустя три месяца у города Покровска забрали и его истинное имя. Ведь оно напоминало о вере, о совершенных новой властью преступлениях, о разрушенных церквях. Он стал Энгельсом.

Как пишет краевед Е. М. Ерина, к началу Великой Отечественной войны в городе не осталось ни одного места для молитвы и в течение двадцати лет не было ни одного храма. Это стало для горожан испытанием их веры на прочность.

Чтобы причаститься Святых Тайн, христиане летом садились на паром, а зимой в сани и пускались в дальний путь, в Саратов, где действовали две церкви. Накануне Пасхи покровчане ступали на неверный весенний лед, а во время разлива добраться до города было практически невозможно.

В Энгельсе богослужения совершались в домах верующих. По тем временам это могло плохо кончиться и для хозяев дома, и для всех участников «незаконного антисоветского сборища». В начале 50-х люди начали писать многочисленные ходатайства к властям об открытии церкви.

«Теперь на левой стороне Волги не имеется ни одной церкви. Это способствует распространению ересей и самочинных служений случайных лиц мужского и женского пола, выдающих себя за наставников и даже совершающих обряды».

Из ходатайства жителя города о воссоздании храма

Поток писем резко возрос, когда в 1954 году пожарная служба запретила всякие собрания в домах. Архиепископ Саратовский и Вольский Гурий отправил ходатайство Святейшему Патриарху Алексию I об открытии прихода в городе. Его попросили указать особые мотивы в пользу открытия прихода.

Прихожане бросились собирать материалы, которые должны были свидетельствовать о весомых «мотивах» в пользу открытия храма. Самым решительным аргументом стало… распространение баптистских общин в городе. Баптисты считались «агентами НАТО», и зарождение такого движения было совсем невыгодно советской власти. Чиновники по делам религии испугались, и разрешение строить храм было дано!

Е. М. Ерина пишет, что благодаря стойкости веры людей, создавших церковный совет и посылающих «ходоков» в Москву, удалось добиться от местных депутатов исторического решения «Об отводе земельного участка под строительство молитвенного дома».

На притоке Банного озера верующие приобрели дачный участок у одного из покровчан. Это место в народе называли болотами. К сожалению, изначальная территория храма, давшего имя слободе, а затем городу, оказалась уже занята. Это была первая маленькая победа правды и веры. Но отвоеванный рубеж еще предстояло удержать.

Когда храм еще не был построен, службы проходили на открытом воздухе

Бабушки в юбках сидят на крыше, забивают гвозди

Сегодня и представить невозможно, какой была социальная атмосфера в те годы. По словам культуролога С. С. Аверинцева, на рубеже 50-х – 60-х годов верующий человек выглядел безумцем в глазах окружающих.

«Смертельная, нечеловеческая усталость после едва отошедших в прошлое сталинских десятилетий – и одновременно бодрое обретение второго дыхания той же идеологией, возвращение к ленинским нормам и заново рассвирепевший, набравший новую прыть атеизм».

Сергей Аверинцев, «Миссионер для племени интеллигентов»

Инокини, которые участвовали в строительстве

Всё это ставило людей в тяжелое положение. Нужно было быть настоящим героем, чтобы в те годы принимать участие в строительстве храма.

«Только истинная вера могла создать храм в пятидесятые годы прошлого столетия в то время, когда их повсюду закрывали и разрушали, – подтверждает нынешний настоятель Покровского храма священник Сергий Сивоплясов. – Храм строили без архитектурного проекта, без положенных геодезических изысканий, потому подвал у него достаточно сырой.

Кирпичи добывали с большими трудностями: кто-то делал их дома, кто-то выписывал на свои печки и, смиряясь с тем, что дома будет холодно, вез их на строительство храма. Хотя строительство и было разрешено, но участие в этом деле грозило увольнением с работы, исключением из партии.

Поэтому люди работали ночью. Зажигали небольшой костер и при его свете строили. Как только слышали шум машины, тушили огонь и прятались. В основном строили пожилые женщины. Есть ли еще в России храмы, которые были построены в это время и таким образом, неизвестно».

«Невозможно забыть кадры из снятого в те годы любительского фильма: старенькие бабушки в длинных юбках и платочках сидят на крыше, забивают гвозди…»

Из воспоминаний Сергея Лысенко, сына одного из настоятелей Покровского храма

Молитвенный дом быстро рос, по ходу его строительства увольняли старосту, сотрудников епархиального управления, а тогдашнего настоятеля еле удалось спасти от суда. Знаменитому митрополиту Вениамину (Федченкову) стоило немалых сил отстоять церковь.

Позже сюда стали приходить не только жители Энгельса, но и многие саратовцы. Особенно те, кто занимал сколько-нибудь заметное положение. В храме «на отшибе» с меньшей долей риска можно было попасть «на карандаш» к уполномоченному. В хоре порой пели лучшие голоса саратовской оперы и консерватории.

Покровский храм для всего Левобережья времен гонений был столь же значительным средоточием духовной жизни, как Свято-Троицкий собор для Саратова и всего правого берега Волги. Покровские священники часто приезжали со Святыми Дарами в окрестные села и города, иногда даже по нескольку дней жили в них, совершая Таинство Крещения, принимая исповеди, преподавая Причастие.

Как правило, эти поездки заканчивались вызовом к уполномоченному и требованием «вернуть регистрацию». Архиепископ Пимен в те годы решительно боролся за своих клириков, вся вина которых была лишь в том, что они ревностно совершали свое служение.

Храм в 1960-е годы

Кирпичные войны отца Георгия

Отец Георгий Лысенко с сыном

История расцвета Покровского храма навсегда связана с именем священника Георгия Лысенко. Первым местом служения 22-летнего батюшки стал город Пугачев. Потом его перевели в Саратов, в Духосошественский собор.

– Он был молодой, красивый. Очень большой труженик, – вспоминает протоиерей Василий Стрелков. – Народ его сразу полюбил. Люди почувствовали его благодатное отношение. Он удивительно служил, благоговейно. После службы народ толпами стоял, чтоб только получить благословение у отца Георгия…

Народная любовь к молодому священнику сразу насторожила власть. Отца Георгия перевели за Волгу, в Энгельс, в Покровский молитвенный дом. А семья Лысенко жила в Саратове. Автодорожного моста еще не было. Добираться приходилось вкруговую – через железнодорожный мост или, зимой, – по льду.

Его сын, Сергей Лысенко, сегодня врач-невропатолог, вспоминает, как отец поднимался в три часа ночи, чтобы успеть к началу службы:

– Зимой отец ходил через Волгу пешком, как-то провалился в прорубь: так мокрый и пришел в молитвенный дом.

В домике было всё, что нужно – и алтарь, и антиминс. Народу всегда битком. И настоятелю хотелось, чтобы храм и внешне выглядел достойно. Так началась первая кирпичная война отца Георгия. Не спросив разрешения властей, настоятель воздвиг новый фундамент и кирпичные стены, увеличив площадь строения.

Прихожане вновь понесли кирпичи, бабушки приносили их в подолах, сумках, ведрах. И это в послевоенные годы, когда страна восстанавливалась после разрухи, а строительные материалы были на вес золота.

«Так изо дня в день, в жару и в холод, в пог. и непог., кирпич за кирпичом, вырастали стены, которые омывались великими слезами духовной радости верующего народа – народа-строителя…»

Из письма отца Георгия Патриарху Алексию I

Добротное здание, даже без купола и креста – это уже было чересчур для советской власти. И однажды на стройке появился уполномоченный Совета по делам религий при Совмине по Саратовской области. Он обрушился на отца Георгия: мол, под видом ремонта священник пытается превратить молитвенный дом в настоящую церковь!

Упрямый настоятель категорически отказался разобрать недостроенные стены. Мудрый 77-летний митрополит Вениамин (Федченков) сам к тому времени оброс конфликтами с властью и доносами. Он пытался втолковать отцу Георгию, что священнику в СССР так себя вести нельзя. На епархиальном совете владыка произнес выстраданную фразу: «Современность учит нас тому, чтобы мы были незаметны».

После скандала священника Лысенко на какое-то время отправили в Балашов, потом возвратили в Духосошественский собор. Народная любовь не убывала; по Саратову ходили разговоры о замечательных проповедях батюшки Георгия. Беспокойного священника вновь вернули за Волгу. Конечно же, он первым делом принялся доставать кирпичи и лес.

«Приход в Энгельсе был активный, были украинцы и еще много мордвы, а это такой народ – упорный, твердый! Они защищали храм и не боялись никаких начальников, в любой кабинет могли прийти и сказать, что думают. И староста прихода был мордвин, Надежкин Георгий Андреевич, пенсионер, всю жизнь проработал на заводе, славный человек! И вот, они с отцом Георгием решили: надо продолжать то, что начинали тогда, в пятидесятых, надо достроить храм».

Из воспоминаний протоиерея Василия Стрелкова

Советская власть, устав бороться с непокорным, тут же отправила отца Георгия за штат. С 1974 по 1978 годы он ремонтировал телевизоры в местном Доме быта. И проповедовал там. Насколько мог.

«Его путь – это именно крестный путь, – рассказывает протоиерей Лазарь Новокрещеных. – Он был унижен, приземлен, но он не упал под тяжестью своего креста. Его пытались просто размазать, но не получилось, он оказался сильнее. Он не утратил веры, надежды и любви к Богу; не потерял благодати Божией, и эта сила благодати его хранила, окормляла, оживотворяла. Он с достоинством нес это свое унижение.

Это было его восхождение по духовной лестнице. Отец Георгий верил, что отлучен от служения не навсегда, что вернется к престолу. Он повторял: Правда Твоя – правда вечная, и закон Твой – истина (Пс. 118, 142). Он не ожесточился, не ушел в отчаяние. У него и в мыслях этого не было. Он меня брал вот так за руку, крепко-крепко, и говорил: «Всё равно я буду служить».

Каждое утро возле обкома партии стояли небольшие группы женщин с воззваниями, с петициями, чтобы вернули отца Георгия. Никто, конечно, их не принимал, но они продолжали приходить туда каждое утро.

В июне 1978 года отцу Георгию указом архиепископа Пимена вернули регистрацию для служения. А в сентябре священник был награжден грамотой за долгое безупречное служение.

Его сын Сергей Лысенко рассказывает, что отца, как и других священников в те годы, пытались сделать осведомителем о настроениях в церковной среде. Тот отказывался прямо и решительно, и в тех условиях это был подвиг. А спустя годы один из уполномоченных под конец жизни просил у протоиерея Георгия Лысенко прощения со словами: «То, чему я служил, рухнуло. А то, чему служите вы, стоит». Протоиерей Георгий Лысенко ушел из жизни в 2002 году, прослужив у Божьего престола сорок девять лет.

Церковь Покрова в 70-80-е годы

Чудотворная икона «Избавительница от бед»

Чудотворная икона Божией Матери «Избавительница от бед»

Сегодня в Покровском храме есть много старинных икон, мощи святых. Но есть особо почитаемая реликвия – икона Божией Матери «Избавительница от бед». Она поражает красотой своего теплого письма. Каждое воскресенье после литургии в храме служится молебен с водосвятием, в состав которого входит акафист этой иконе.

У этого образа молятся многие прихожане и часто получают просимое. Об этом свидетельствует множество приношений на иконе. Есть даже иерейский крест, который пожертвовал священник, когда после усердных молитв Богородице у этого образа у него родился ребенок.

– И до сих пор не проходит недели, чтобы кто-то не принес пожертвование в благодарность, – рассказывает настоятель священник Сергий Сивоплясов. – Если бы мы повесили все приносимые вещи, то иконы просто не было бы видно. Поэтому владыка благословил повесить только золотые вещи, а серебро оставить в ризнице храма.

Нынешний настоятель храма священник Сергий Сивоплясов

Когда в советское время стали разрушать храм в местном селе Узморье, женщина по имени Анна, босая, вбежала в церковь прямо по битому стеклу, схватила ближайшую икону и унесла домой. На ее ногах не осталось ни одного пореза. Это оказалась икона Божией Матери «Избавительница от бед». Муж Анны вернулся с войны живой, но весь израненный, без ноги. Всего у них было пятеро детей.

«Война началась. Церкви нет. Пожилые люди просили у мамы помолиться икону на дом, к себе. Мама давала. А потом, когда Покровскую церковь открыли (в Энгельсе), мама отдала «Избавительницу» в церковь. Приехали две монашки на машине, мама сильно болела, они маму положили на пол, и через маму перенесли «Избавительницу». Мама выздоровела. И посещала церковь, ездила в Покровский храм. Мама прожила 83 года».

Из воспоминаний Татьяны Мищенко, дочери Анны

Сегодня Покровский храм прирастает другими церквями. Под его покровительством построен храм в том самом селе Узморье, где когда-то сохранилась икона «Избавительница от бед». Началось строительство храма в селе Квасниковка. Жители долгое время еженедельно собирались под открытым небом, под палящими лучами солнца, в дождь и холод, на молебны о строительстве храма. Наконец, это стало возможно, появился участок, уже возведено здание подсобного помещения. Конечно, есть финансовые трудности. Но с Божьей помощью, как показывает история, всё преодолимо.

Подготовила Елена Смирнова
(при подготовке статьи использованы
архивные материалы, исследования краеведов
и публикации журналистов г. Покровска)

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

В 1678 году, на месте теперешнего города Покровска (ныне Энгельса) проходил путь доставки соли с озера Эльтон. Постепенно здесь образовалась слобода, которая управлялась по образцу казачьих семей головой и атаманом. Украинские чумаки-возчики соли из Киевской, Полтавской и Харьковской губерний переезжали сюда со своими семьями. И уже к 1770 году построили себе деревянную церковь.

Во время одного из пожаров она сгорела. Но к 1781 году была восстановлена заново – «зданием каменная, с такой же колокольнею крепка…» Престол освятили в честь Покрова Пресвятой Богородицы, одного из самых почитаемых и любимых праздников Русской Православной Церкви.

Тот, первый Покровский храм, выросший на берегу Волги, стал началом жизни будущего города. За слободой укрепилось название Покровская. Скоро при церкви было открыто три училища – мужское (в 1840 году), женское (в 1854-м) и земское трехклассное для мальчиков и девочек (в 1866-м). В 1850 году церковь перестроили в трехпрестольную, возвели каменную колокольню и ограду. Уже через несколько лет община состояла из трех тысяч прихожан.

А 12 июня 1914 года Покровская слобода официально получила статус города и стала называться Покровском. Позже советская власть переименовала его в Энгельс, уничтожив все храмы в городе.

Малосердобинский район

© Полубояров Михаил Сергеевич, 2007-2020 гг. Последние изменения внесены 22.05.2020 г.

Описание герба района (идея герба — С.А. Пчелинцева): «В лазоревом (синем, голубом) поле с зелёной землёй — воткнутый в нее червлёный, с золотой оковкой по краю и обременённый золотым цветком подсолнуха щит, на котором сидит со сложенными крыльями серебряный, с золотыми глазами, клювом и лапами, обращённый вправо (в геральдике обозначение сторон ведется со стороны герба. — М.П.) и обернувшийся лунь полевой»

Лучшие русскоязычные платформы для торговли бинарными опционами:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый лучший брокер бинарных опционов с контролем честности!
    Идеальное место для новичков — дают бесплатное обучение и демо-счет!
    Получить вкусный бонус за регистрацию:

МАЛОСЕРДОБИНСКИЙ РАЙОН расположен на юге Пензенской области. Образован 23.7.1928 года в составе Нижневолжского края (с декабря 1936 – Саратовской области). В феврале 1939 передан в Пензенскую область. 1.2.1963 года упразднен, 11.12.1970 года восстановлен. На 01.01.2005 г. 11420 человек постоянных жителей. Территория района занимает 1,1 тыс. кв. км. Административным центром является село Малая Сердоба. Связь с областным центром осуществляется по дороге республиканского значения Саратов – Нижний Новгород и через Колышлейский район по автодороге.

По природно-климатическим факторам район отнесён к Белинско-Сердобской агропочвенной зоне и занимает южную часть области. Преобладающими почвами являются чернозёмы, занимающие 79% площади района, 14% занимают серые лесные почвы, солонцы и засоленные – 1,4%, черноземно-луговые и пойменные – 1,6%, овражно-балочный комплекс – 3 %.

На территории района находится 196 единиц хозяйствующих субъектов всех отраслей и форм собственности. 11 предприятий, учреждения и организаций государственной формы собственности, 52 – муниципальных предприятий, учреждений и организаций, 133 предприятий частной формы.

Сельское хозяйство является одной из ведущих отраслей экономики района. На 01.12.2005 г. в районе функционировало 10 сельскохозяйственных предприятий. Кроме того, производством сельскохозяйственной продукции занимаются 61 крестьянское хозяйство, засевающее 8478,8 га, что составляет 9% от площади сельхозугодий района. Промышленность представлена двумя предприятиями – ООО «Хлеб» и ООО «Лада-Молоко».

Энергоснабжение района осуществляется от Пензенской энергосистемы через три электроподстанции: ПС – Сердобск на 12,0 тыс. квт, ПС – Чунаки на 8,0 тыс. квт, ПС – Дружаевка на 7,0 тыс. квт. Газоснабжение осуществляется от газопровода Елецк – Петровск, Саратов – Горький.

Телефонные станции имеются в 12 населенных пунктах района. Число телефонных аппаратов общего пользования 1583 единицы. Устойчиво работает сотовая связь. Протяженность дорог с твердым покрытием составляет 230 км. Все населенные пункты соединены с районным центром дорогами с твердым покрытием. В районе осуществляет банковскую деятельность филиал Сбербанка России.

В сфере образования работают 20 учебных, 8 дошкольных учреждений, дом детского творчества, детская юношеская спортивная школа. Население обслуживается центральной районной больницей в с. Малая Сердоба, врачебной амбулаторией в с. Старое Славкино и 15-ю фельдшерско-акушерскими пунктами. В сфере культуры действуют 20 домов культуры и клубных учреждений, 15 библиотек и детская школа искусств. В 2003 году открылся филиал Пензенского областного краеведческого музея (в 2005 году – муниципального подчинения).

В районе насчитывается 4850 личных подсобных хозяйств. Годовой доход от реализации полученной в них продукции составил 74280 тыс. руб. (2,6 млн. в долларовом эквиваленте), что составляет 15315 руб. (536,8 долл.) на одно подворье. В СПК «РАО Малосердобинское» в 2003-05 годах поступило 60 единиц сельскохозяйственной техники на сумму 34898 тыс. руб.

В сфере малого предпринимательства зарегистрировано 48 хозяйствующих субъектов, в которых занято 218 человек. Приоритетное направление в развитии малого предпринимательства занимает в районе производство и переработка сельскохозяйственной продукции и торговля. Кроме того, зарегистрировано 168 предпринимателей без образования юридического лица.

В 2003 году после реконструкции открылся Дом бытовых услуг. Силами ООО «Тапез» произведена реконструкция здания мастерской бывшей «Сельхозхимии», где производится переработка подсолнечника, фасовка подсолнечного масла и жареных семечек, предусматривается создание к 2006 году за счет дополнительных инвестиций более двадцати рабочих мест.

В целях оказания финансовой помощи и развития инфраструктуры поддержки предпринимательства и личных подсобных хозяйств Собранием представителей района утверждена муниципальная программа развития и поддержки малого предпринимательства и личных подсобных хозяйств района на 2004-2007 годы.

Задачи программы заключаются в создании благоприятных условий для устойчивой деятельности субъектов малого предпринимательства и личных подсобных хозяйств, преодоления административных барьеров на пути развития малого бизнеса, создании новых рабочих мест, пополнении бюджетов всех уровней, адресной информационной, консультационной, образовательной и юридической поддержки, представляемой Агентством поддержки малого предпринимательства. В соответствии с муниципальной программой развития и поддержки малого предпринимательства, крестьянских (фермерских) хозяйств и личных подсобных хозяйств района Агентством поддержки предпринимательства района на их развитие получено из областного и местного бюджетов 2 млн. рублей, главами личных подсобных хозяйств приобретено скота (коров, поросят, овец), кормов, стройматериала ремонт помещений для содержания скота, мотоблоков, прицепных агрегатов для сельскохозяйственных машин на сумму 2958,6 тыс. руб. (103,8 тыс. долл.), включая возвратные средства. Объем инвестиций в основной капитал за счет всех источников финансирования составил 65,9 млн. руб., в 2003 году инвестиции составляли сумму 40,9 млн. руб. На 2005 год объем инвестиций в основной капитал за счет всех источников финансирования прогнозировался на сумму 66,0 млн. руб. Увеличится объем инвестиций в промышленность – 6,5 млн. руб. (маслозавод, ООО «Тапез» – реконструкция цеха по переработке подсолнечника), в сельском хозяйстве инвестиции планируются в сумме 13,1 млн. руб. (расчет за новую технику РАО, перевод молодняка в основное стадо). В ЖКХ планируется приобретение мусоровоза, капитальный ремонт жилья, реконструкция водопроводной сети, индивидуальное строительство жилья на общую сумму 5,6 млн.руб. Реконструкция котельных потребует вложений в сумме 1,9 млн. руб. В селе Малая Сердоба ведется строительство православного храма на средства населения.

Финансовое положение и поступление в бюджетную систему района налогов и других платежей во многом определяется экономическим состоянием расположенных на его территории хозяйствующих субъектов и их платежеспособностью. Собственные доходы в бюджете района в 2004 г. составили 8789 тыс. руб. (310 тыс. долл.), это 15% от общей суммы доходов. В 2003 году собственные доходы составляли 8384 тыс. руб. или 17,3% от всех доходов.

Численность работников предприятий и организаций в среднем за 2004 год составила 3,1 тыс. человек. Среднемесячная зарплата – 1950,8 рублей (около 70 долларов). За 11 месяцев 2005 года среднесписочная численность работающих на предприятиях и организациях района составила 2,8 тыс. человек, среднемесячная зарплата – 2468,6 руб. (86 долл.). На 1.12.2005 зарегистрировано 102 безработных. Среднедушевые доходы населения в 2005 году составили 1675 руб. (62 долл.).

Оборот розничной торговли в крупных и средних организациях составил в 2004 году 22154 тыс. руб., за 11 месяцев 2005 года товарооборот в крупных и средних предприятиях – 25716 тыс. руб., всего по району – 78703 тыс. руб., что составляет 114,3% по сравнению с соответствующим периодом 2004 года. В 2004 году расширили свои торговые площади после реконструкции пять магазинов, открылся новый. На реконструкцию и расширение торговых площадей затрачено 920 тыс. руб. средств предпринимателей. Оборот общественного питания за 2004 год составил 11865 тыс. руб., что составляет 172% по отношению к 2003 году. За 11 месяцев текущего года оборот общественного питания составил 24610 тыс. руб., что составляет 238,6% по сравнению с соответствующим периодом 2004 года. Предприятиями и организациями района оказано платных услуг населению на 2618 тыс. руб.

История населения района. До конца 17 века его территория не имела постоянного населения и служила местом сезонных пастбищ скота крымских татар и ногайцев и прохода в прихоперские и медведицкие рощи засурской и мещерской мордвы на их бортные ухожаи. С завоеванием Азова началась русская колонизация района русскими и мордвой в связи со строительством города-крепости Петровска на реке Медведице. Сюда по указу Петра Первого от 5 (15) ноября 1697 года были переведены казаки Пензенского и Симбирского уездов, в задачу которых пограничная охрана подступов к Петровску с целью раннего обнаружения неприятеля и сообщения о его численности и направлении движения коменданту петровской крепости и воеводе. На реке Сердобе была основана слобода служилых людей численностью примерно в одну сотню. Им была выделена земля в радиусе от 8 до 20 км вокруг нее. В 1711 и 1717 годах Сердобинская слобода была полностью уничтожена кубанскими «татарами», многие жители попали в плен. Однако с постройкой Царицынской оборонительной линии и переводом станичников в разряд пахотных солдат основным занятием их стало земледелие и животноводство. Дальнейшее заселение района пахотными солдатами шло двумя потоками – путем создания выселков из села Малая Сердоба и города Петровска.

В первые годы 18 века в верховья реки Няньги прибыла на свободные земли мордва с реки Узы и Засурья, основав село Славкино, а в верховьях реки Саполги оказались мордовские мурзы, служившими на петровской оборонительной линии. Вслед за ними в течение 18 столетия нижнеузинская мордва заселила верховья реки Сердобы к западу от Старого Славкино (Новое Демкино, Новое Назимкино).

В начале 1740-х за межой старославкинской мордвы поселил своих крестьян помещик Ермолаев, служивший офицером на местных оборонительных линиях и получивший за службу земельный надел на реке Няньге. Вслед затем по соседству поселил деревню Большую Чернавку князь Трубецкой, крестьяне – старообрядцы из северных уездов. Однако массовая колонизация района помещичьими крестьянами началась с 1790-х годов, когда за землями пахотных солдат получили земли помещики Огарев, Хрущев, Ергакова-Ермолаева, Желтухин, Соймонов. Расселение помещичьих крестьян на меже с государственными вызвало процесс образования по соседству с ними выселков из сел государственных крестьян, опасавшихся потери надельной земли. Межевые страсти особенно накалились в связи с проведением генерального межевания земель, обострившего земельные споры. В этот период возникли крупные помещичьи села Колемас, Огаревка, Топлое, Николаевка, Хрущи и по соседству с ними села государственных крестьян Липовка, Шингал, Асметовка и Турзовка (ныне в Саратовской области), хутора Пригородной слободы г. Петровска.

В период Столыпинской реформы возникло несколько десятков мелких хуторов. В 1920-е годы образованы новые выселки на дальних землях бывших государственных крестьян Шашкино и Жулевское (ныне в Саратовской области), Дружаевка и некоторые другие, превратившиеся в многолюдные селения. Карту Малосердобинского района периода его организации (конец 1920-х), в его первоначальных границах, можно открыть здесь.

В период коллективизации началось резкое сокращение численности сел и деревень района, продолжающееся до настоящее время.

В Малосердобинском районе проживали многие известные люди России. Среди них Николай Егорович Кушев (1859–1941), земский врач, профессор, маляриолог, Герой Труда; его называли «победителем малярии в Поволжье». В первые послевоенные годы председателем райисполкома был Иван Ефимович Ефимов — в годы Великой Отечественной заместитель командира полка, разведчики которого Егоров и Кантария водрузили Знамя Победы над Рейхстагом. Малосердобинский район – родина выдающегося русского писателя Федора Васильевича Гладкова и великой русской певицы Лидии Андреевны Руслановой. В октябре 2005 года фестиваль, посвященный 105-летию со дня рождения Лидии Руслановой, стартовал в Малой Сердобе.

Район – родина трех Героев Советского Союза А.Л. Влазнева, И.С. Зажигина, М.С. Огарева, Героя Социалистического Труда А.Г. Овтова. Родина видных деятелей либерального движения в России Михаила Сергеевича, Константина Сергеевича, известного социал-демократа-меньшевика Константина Михайловича Ермолаевых, художника-авангардистки, директора Витебской школы искусств, соратницы К. Малевича Веры Михайловны Ермолаевой.

Численность населения района: в 1926 – 51749 (с частью Бакурского района, отсоединившегося от Малосердобинского в 1934), 1939 – 17873, 1.1.1946 – 13000, 1959 – 19296, 1970 – 15848, 1979 – 13727, 1989 – 12589, 1996 – 12912, 2004 –11930 жителей.

Лит.: Полубояров М.С. Малая долька России. Очерки истории Малосердобинского района. — Малая Сердоба, 2003.

НАСЕЛЁННЫЕ ПУНКТЫ МАЛОСЕРДОБИНСКОГО РАЙОНА

Примечание: название ЗАЧЕРКНУТО – из н.п. выехали все жители, название ПОДЧЕРКНУТО н.п. вошел в состав другого населенного пункта

МАЛАЯ СЕРДОБА (Сердобинская слобода, Архангельское, Никольское), русское село, районный центр. Расположено в 110 км к югу от Пензы, в 42 км от железнодорожной станции Колышлей, по обе стороны реки Сердобы и ее притока Саполги. Площадь 36 кв. км. На 1.1.2004 – 2034 хозяйства, 5353 жителя. Основано в 1697 как отъезжая слобода г. Петровска, имела острог, посад. Первое население – станичные казаки, переведенные из Пензенского, Симбирского, Саранского, Верхне- и Нижнеломовского уездов. После подавления Булавинского восстания бывшие станичники (конные казаки) стали официально именоваться пахотными солдатами. Между 1718 и 1720 заселена черносошными крестьянами низовая часть села, которая, как и приострожная его территория, также управлялась головой. В 1717 именовалась Сердобинской солдатской слободой, в это время выжжена кубанскими татарами, часть жителей погибла и уведена в плен. Большие земельные угодья и слабая заселенность привлекали население из других районов России. К концу 18 века поселение стало одним из крупнейших в Саратовском Поволжье, волостным центром Петровского уезда. В 1795 году село занимало площадь 382 десятины, пашни было – 13.631, сенных покосов – 12.615, лесу – 3.751, весь надел – 30.939 десятин (РГАДА, ф.1355, оп.2, е.хр.73/1329, лл.10 об.-11). В середине 19 века имелись небольшое чугунолитейное производство, поташня, 2 деревянные церкви – Михаила Архангела (построена в 1890) и Николая Чудотворца (построена в 1881), земская школа, 5 лавок, 3 постоялых двора, 2 ярмарки, базар, земская ямская станция, почтовая контора, в 5-ти верстах – частная водяная мельница Демидовых. В 1877 – в селе 800 дворов.

В 1911 – 1661 двор, 11 тыс. десятин надельной пашни, в том числе под рожью – 51,5%, под овсом – 20%, под просом – 12,6%, под подсолнухом – 3,2%; 2020 рабочих лошадей, 1973 коровы, 11,3 тыс. овец; 360 свиней; 418 железных плугов, 2 жнейки, 15 молотилок, 188 веялок; 2 церкви, 2 церковноприходские школы, 2 земские школы, больница, ветеринарный пункт, почтовая контора, базар, ярмарка. К 1896 основаны 2 кожевенных завода; в селе проживали 2 военных фельдшера.

Осенью 1905 – один из крупнейших центров антисамодержавного движения, действовала боевая дружина, выпускались листовки. Село было оккупировано казачьей сотней. В начале 1910-х годов через село строилась железная дорога Кузнецк – Балашов, однако начавшаяся Первая мировая война помешала закончить строительство. В 1914 году построено двухэтажное здание высшего начального училища (здание в центре села сохранилось). Советская власть установлена в декабре 1917 года мирным путем. В годы гражданской войны – прифронтовое село, в марте 1921 было занято на три дня бандой Федора Попова, летом того же года в окрестностях шли бои с антоновцами. С 1928 – районный центр Нижне-Волжского края. В 1933 от голода в селе погибло не менее 250 чел. В селе установлен памятник жертвам голода и репрессий 1930-х годов, на Горском кладбище на месте массовых захоронений установлен жертв голода установлен православный крест.

В 1939 действовали кожевенные, швейная, деревообрабатывающие артели, общая длина улиц составляла 25,5 км, электроэнергию потребляло 14 домов, насчитывалось около 300 радиотрансляционных точек (отключены в 2005 году), 8 торговых точек. В 1955 – центральные усадьбы колхозов имени Ворошилова и имени Маленкова (последнее в 1957 было переименовано в «Россия»).

На 1.1.1993 г. работали: передвижная механизированная колонна (ПМК) «Гидрострой» – 73 чел., межколхозная ПМК – 140 чел., дорожно-строительный участок – 36 чел., маслозавод – 45 чел., кирпичный завод – 35 чел., колбасный цех – 12 чел., хлебокомбинат – 65 чел., типография (8 чел.), дом быта (90 чел.), мельница, 2 маслобойки, дом пионеров, стадион, автовокзал; в сельскохозяйственном товариществе (бывшем колхозе) «Россия» — 430 работающих, в ассоциации крестьянских хозяйств (АКХ) «Сердоба (бывший колхоз имени Ворошилова) – 427 работающих; у граждан в 1993 г. коров – 603, овец – 197, свиней – 359; 13 крестьянских (фермерских) хозяйств; 1294 пенсионера.

В 2005 – маслодельный завод, хлебозавод, межколхозный комбикормовый завод, лесничество Лопатинского мехлесхоза, дорожная строительная организация, автовокзал. 2 сельскохозяйственных предприятия на базе бывших колхозов. Центральная районная больница на 110 коек с поликлиникой, аптека. Районный дом культуры с кинозалом, библиотека, школа искусств, муниципальный краеведческий музей, средняя школа имени Ф.В. Гладкова (в 1993 – 772 учащихся), неполная средняя школа имени Н.Е. Кушева (в 1993 – 70 учащихся). Стадион (открыт в 1989). Телевизионный ретранслятор спутниковой связи, ретранслятор сотовой связи «Мегафон».

В 1795-1810 крестьяне Малой Сердобы по приговору схода создали на отдаленных межах два села – Липовка и Шингал с целью препятствия расширения за счет их земель владений соседних помещиков. В 1920-27 годах крестьяне Малой Сердобы организовали 3 поселка на отдаленных полях, оставшихся после 1939 г. в составе Саратовской области: Шашкино, Жулевский, Ленинский. Этим объясняется убыль населения Малой Сердобы между 1795 и 1811, 1924 и 1928 годами.

Родина Поликарпа Ивановича Лебедева (1904-1981), председателя Комитета по делам искусств при Совете Министров СССР (1948-1951), директора Третьяковской картинной галереи (1940-41, 1954-1979), писателя Василия Евдокимовича Козина. В селе работал земский врач Николай Егорович Кушев (1858-1941), учился Герой Советского Союза И.С. Зажигин. В Малосердобинской школе работал учителем Сергей Николаевич Ким, главный редактор Красноярской телестудии «Афонтово», лауреат премии 2001 г., лучший ведущий информационных телепрограмм России, депутат Красноярского законодательного собрания.

Мемориал, посвященный памяти земляков, погибших в годы Великой Отечественной войны (открыт в 1975), памятный знак жертвам голода и репрессий 1930-х годов (открыт в 1993 по инициативе М.К. Долгова), памятники В.И. Ленину и Андрею Корнилаевичу Рыбакову – председателю волисполкома, погибшему 28.3.1921 от рук эсеровской банды Федора Попова. 2 жилых дома – памятники архитектуры начала 20 века (на ул. Комсомольской), бывшее здание государственных учреждений, ныне районной библиотеки, двухэтажное здание бывшего высшего начального училища, несколько археологических памятников эпохи бронзы (срубная культура).

Численность населения: в 1723 – около 700, 1747 – около 1400, 1762 – 1578, 1782 – 2374, 1795 – 5083, 1811 – около 4600, 1835 – 6748, 1860 – 5590, 1877 – 4696, 1884 – 6553, 1897 – 7630, 1911 – 8881, 1914 – 9071, 1924 – 10274, 1926 – 8976, 1928 – 8831, 1935 – 6473, 1937 – 5991, 1939 – 6458, 1946 – 4775, 1959 – 5021, 1970 – 4095, 1979 – 4491, 1989 – 5017, 1998 – 5507, 2001 – 5291 житель.

Лит.: Кушев Н.Е. Село Малая Сердоба Петровского уезда Саратовской губ. Опыт санитарного исследования. – Саратов, 1893; Мошнин Н.И., Полубояров М.С. Твоя малая родина. История Малосердобинского района. – Пенза, 1989; Полубояров М.С. Драгунские горы. Историко-публицистическое повествование. – Саратов, 2000; Полубояров М.С. Малая долька России. – Малая Сердоба, 2003.

АЛЕКСАНДРОВКА, русская деревня Ключевского сельсовета, в 8 км к юго-востоку от него, при Воровском овраге. На 1.1.2004 – 7 хозяйств, 7 жителей. Поселена бывшими крепостными Унковского (по воспоминаниям крестьян – графа Александра Толстого), выселившимися из Даниловки в середине 19 века. В 1858 – 48 дворов крестьян Уньковского, находившихся на оброке. В 1897 г. здесь 62 двора, более половины населения – старообрядцы. Крестьяне подрабатывали в помещичьей экономии в Даниловке, так как земли приходилось на ревизскую душу лишь по 1,1 десятины. В 1911 г. из 79 домов 30 – под железными крышами, остальные под соломой; кузница, 2 ветряные мельницы, земская школа с 56 учениками; 68 рабочих лошадей, 65 коров, 67 свиней. В 1884 – 84 двора. В 1914 – в составе Даниловской волости Петровского уезда, 87 дворов. С 1918 г. в Александровке свой сельсовет. В годы войны здесь колхоз «1 Мая», в 1952 г. – имени Ворошилова. В 1,5 км в сторону д. Петровки, на правом берегу Чернавки – колхозный сад площадью 18 га. В 1955 – Ключевского сельсовета Даниловского района, центральная усадьба колхоза имени Ворошилова. Родина великой русской певицы Лидии Андреевны Руслановой (1900–1972). Численность населения: в 1858 – 348, 1884 – 452, 1897 – 339, 1911 – 499, 1914 – 521, 1959 – 228, 1970 – 193, 1973 – 164, 1979 – 136, 1989 – 33, 1996 – 19 жителей.

АЛЕКСАНДРОВКА (Зыбино), бывшая русская деревня Колемасской волости. Вошла в черту с. Колемас между 1926 и 1959 годами. Поселена между 1782 и 1795 годами сенатором Ф.Ф. Желтухиным на левом берегу Колемаса и по обеим берегам оврага Ржавец, где у него было 980 дес. земли, в том числе 288 дес. пашни и 439 дес. сенокоса, а на Ржавце пруд. Крестьяне находились на оброке, платили в год с тягла 15 руб. После отмены крепостного права крестьяне выкупили землю у помещицы Акимовой в собственность. В конце 19 – начале 20 века – имение Акимова, затем его сестры. В 1896 году в деревне у крестьян имелось в наделе 423 дес. удобной земли (4,4 дес. на ревизскую душу), насчитывалось 106 лошадей старше 3-х лет, 81 корова, 310 овец (без учета ягнят), 52 свиньи, 8 семей не имело скота. В 1911 – 82 двора. Численность населения: в 1839 – 271, 1886 – 352, 1896 – 406, 1911 – 488 жителей.

АЛЕКСЕЕВКА, бывшая русская деревня Александро-Юматовской волости. В 1960-е годы вошла в состав западной окраины села Нового Назимкина. Основана помещиком. В 1861 г. принадлежала помещику Васильчикову. Крестьяне вышли от него на дарственный надел, получив по 1,1 десятины на ревизскую душу. В 1897 здесь 42, в 1911 – 57 дворов, в 1914 – 61. В 1955 – Новодемкинского сельсовета, отделение совхоза имени Коминтерна, затем здесь располагалась центральная усадьба колхоза «Победа», затем бригада колхоза имени Хрущева. Численность населения: в 1859 – 198, 1884 – 259, 1897 – 252, 1911 – 364, 1939 – 135 жителя.

АЛЕКСЕЕВКА , бывший мордовский поселок, в 5 км к юго-западу от Старого Славкина, на пруду. Основан весной 1923 г. славкинским крестьянином Алексеем Антоновичем Пурыскиным. В двадцатые годы здесь жило до 40 семей. В 1935 – в составе Новоназимкинского, в 1959 – Новодемкинского, в 1973 – Дружаевского сельсоветов. В 1955 – Старославкинского сельсовета. Исключен из списков населенных пунктов решением Пензенского облисполкома от 30.9.1969 в связи с выездом всего населения. Численность населения: в 1926 – 229, 1935 – 184, 1939 – 102, 1959 – 145, 1970 – 114, 1973 – 100 жителей.

АЛЕКСЕЕВКА ВТОРАЯ (Алексеевка), бывшая русская деревня Колемасского сельсовета, в 5 км к западу от него, на речке Колемас. Основана помещиком Ермолаевым в составе Колемасской волости Сердобского уезда Саратовской губернии в середине. Перед отменой крепостного права сельцо Алексеевка показано за С.П. Ермолаевым, 219 ревизских душ крестьян, 25 ревизских душ дворовых людей, 104 тягла на барщине, 11 тягол на оброке (платили в год по 25 рублей с тягла), у крестьян 58 дворов на 90 дес. усадебной земли (вероятно, с огородами, гуменниками и коноплянниками), 690 дес. пашни, 260 дес. сенокоса, 150 дес. выгона, у помещика 850 дес. удобной полевой земли,, сверх того 150 дес. неудобной земли (Прил. к Трудам, т. 3, Серд. у., №6). После отмены крепостного права крестьяне выкупили у Ермолаева землю в собственность. В 1859 – 58, в 1877 – 98 дворов, 3 ветряные мельницы. В 1911 – 141 двор. В феврале-июне 1921 г. при деревне существовала с.-х. артель «Братское единение» (ГАПО, ф.1908-р, оп.1, е.хр.121). Численность населения: 1859 – 503, 1877 – 566, 1911 – 830 жителей.

БАДРОВКА (Бодров, Бадров хутор, Бобров), русская деревня Майского сельсовета, в 6 км к юго-западу от него. На 1.1.2004 – 50 хозяйств, 104 жителя. Основана как хутор в конце 18 века. Названа по фамилии крестьянина Петровской Пригородной слободы Алексея Бадрова. Его правнуки Василий и Иван жили в Бадровке в 1911 г. Первопоселенцы «пришли сюда добровольно, избрали ровную площадь рядом с протекающей речкой Студенкой» и основали хутор. «До заселения здесь был почти что сплошной лес да степь, по течению речки Студенки было много болот с зарослями». К 1911 году «леса вырублены, степь распахана, болота иссушены». В 1859 году – 4 двора, в 1911 – церковь, церковноприходская школа. В 1912 – 75 дворов, 160 лошадей, 104 коровы, 600 овец, 70 свиней, маслобойка, дранка, мелочная лавка. Крестьяне продали в 1910 г. (пудов): ржи – 1500, овса – 1000, проса – 600, подсолнечных семян – 400. Входила в Петровскую, затем Камышинскую волость Петровского уезда. В 1955 – в составе Ворошиловского сельсовета Даниловского района, центральная усадьба колхоза «Борьба». Численность населения: в 1859 – 39, 1884 – 281, 1897 – 350, 1914 – 477, 1959 – 193, 1970 – 280, 1979 – 178, 1989 – 146, 1996 – 127, 2001 – 100 жителей.

БЛАГОДАТСКИЙ , бывший русский поселок Малосердобинской волости. Основан между 1912 и 1914 годами в период осуществления Столыпинской аграрной реформы. Располагался на реке Шингал. Прекратил существование между 1918 и 1935 годами. В 1914 – 22 двора, 152 жителя.

БОЛЬШАЯ ЧЕРНАВКА (Чернавка, Михайловское, Малая Няньга, Собакино), русская деревня Ключевского сельсовета, в 2 км к северо-востоку от него, в 6 км от автодороги Саратов – Нижний Новгород. На 1.1.2004 – 16 хозяйств, 23 жителя. Большая – в отличие от Малой Чернавки, расположенной в соседнем Лопатинском районе. Расположена в верховьях речки Чернавки. Основана между 1762 и 1783 годами. По преданию, первым поселенцем стал крестьянин князя Трубецкого Спиридон Васильевич Спирин. После Трубецкого селом владела графиня Толстая. Она привезла в деревню крестьян из с. Верхозим. Перед отменой крепостного права селом владела княгиня Аг.Н. Горчакова, у нее 464 ревизских души крестьян, 3 ревизских души дворовых, 40 тягол на барщине, 239 тягол на оброке (платили в год по 18 рублей с тягла, давали «незначительное количество» подвод), у крестьян 146 дворов на 94,3 десятины усадебной земли, 2137,7 дес. пашни, 183,5 дес. сенокоса, 50,8 дес. выгона, у помещицы 972,6 дес. удобной земли, в том числе 618,6 дес. леса и кустарника, сверх того 23 дес. неудобной земли (Приложение к Трудам, том 3, Петр. у., №10). В селе была церковь во имя Михаила Архангела, построенная в 1802 г. В 1877 – центр Михайловско-Чернавской волости Петровского уезда, 195 дворов, церковь православная. По переписи 1897 – 135 дворов, из них 15 семей находилось в отходе, 120 старообрядцев; малоземелье – на ревизскую душу приходилось по 1,5 десятины. В 1911 во Второй Варыпаевской волости, 155 дворов, единоверческая церковь, земская школа, из 832 жителей 256 назвали себя сторонниками старой веры. Из-за нехватки земель 87 семей кормились отхожими промыслами. Многие уходили на рыбные ловли в низовья Волги. В селе насчитывалось (в 1911) 118 рабочих лошадей, 122 дойные коровы, 199 овец, 120 телят, 3 свиньи, 50 безлошадных семей, 28 семей без коров; недоимок числилось 452 рубля. Из 133 дворов 115 под соломой, 14 крыто тесом и 4 – железом (через 3 года уже 30 дворов покрыто жестью). Относительно зажиточными были 4 семьи, имевшие по 3 рабочие лошади, середняков (у которых две лошади) отмечено 26 семей. В 1860-е – 1880-е годы в Чернавке располагалось волостное правление Михайловско-Чернавской волости, затем село вошло в состав Второй Варыпаевской волости Петровского уезда. В советское время – центр сельсовета Даниловского, Кондольского, Шемышейского районов. Перед Октябрем 1917 года в селе – имение Софьи Михайловны Стааль. В 1928 в Кондольском, с декабря 1970 года — Малосердобинском районах. В 1931 организован колхоз «Красный клич». В 1955 – бригада колхоза «Путь Ленина». Родина писателя Федора Васильевича Гладкова (1883–1958), в чьих произведениях нашли отражение многие события в селе в конце 19 – начале 20 века. Среди уроженцев села – саратовский мещанин П.А. Ивагин; в 1899 г. он купил у г-жи Стааль 200 десятин лучшей земли за 20000 рублей и подарил чернавским крестьянам с условием, что она будет разделена поровну на мужчин и женщин. Дар Ивагина оказался для крестьян совершенно неожиданным. Они, писал корреспондент «Саратовского листка», никак не могли поверить, что человек, «рожденный в их селе и ушедший от них 60 лет тому назад мальчиком, вспомнил о них и сделал такой подарок обществу». Это не единственное благодеяние Ивагина для чернавцев. В 1898 г. он пожертвовал 500 рублей погорельцам, а в августе 1899 г. подарил 75 рублей «самым бедным сиротам». Еще одним благотворителем был Федор Гладков. После пожара, уничтожившего в селе библиотеку, он купил и прислал землякам 3 тыс. томов книг.

Численность населения: в 1859 – 1038, 1877 – 1063, 1894 – 728, 1897 – 687, 1911 – 832, 1914 – 832, 1921 – 816, 1926 – 820, 1959 – 350, 1970 – 267, 1973 – 230, 1979 – 172, 1989 – 56, 1996 – 39 жителей.

Лит.: Полубояров М.С. Малая долька России. Очерки истории Малосердобинского района. – Малая Сердоба, 2003.

ГОРСКИЙ , бывший русский хутор из четырех дворов (1911). Основан около 1910 года на земле, купленной у частного владельца в Колемасской волости. В 1917 году хуторяне бросили землю и уехали. В 1950-е годы оставался один двор, действовала колхозная пасека. В 1911 – 27 жителей.

ГУБАНОВ (Губановка), бывший русский хутор Майского сельсовета, в 3 км к юго-западу от него. Основан петровскими пахотными солдатами в конце 18 или начале 19 века. До 1923 входил в состав Камышинской волости Петровского уезда. Сселился в 1950-е годы. Численность населения: в 1884 – 190, 1914 – 272 жителя.

ДАРАЕВКА , бывший мордовский-эрзя поселок Новодемкинского сельсовета. Основан в 1923 г. крестьянином с. Старое Славкино Михаилом Карповичем Дараевым как интенсивное хозяйство. В 1923 г. здесь 30, 1924 – 64 чел. Среди первопоселенцев Федор Игнатьевич Пурыскин, Федор Тимофеевич Теряев и другие. Сселен между 1939 и 1959 годами.

ДРУЖАЕВКА (Совхоз «Коминтерн»), русско-мордовское село, центр Дружаевского сельсовета, в км от районного центра. Площадь 3,2 кв. км. Население – русские и мордва-эрзя. На 1.1.2004 – 137 хозяйств, 391 житель. До 1992 г. в селе находилась центральная усадьба совхоза «Новый», филиал Малосердобинской районной школы искусств. Основано как «интенсивное хозяйство» 11 мая 1922 г. выходцем из села Старое Славкино Яковом Павловичем Дружаевым и другими девятью семьями. В 1924 г. – поселок Интхоз («интенсивное хозяйство»), с 1931 г. – центральная усадьба совхоза «Коминтерн» Новодемкинского сельсовета. Впервые под именем Дружаевка упоминается с 1929 г.

Численность населения: в 1924 – 64, 1935 – 402, 1939 – 301, 1959 – 341, 1970 – 492, 1973 – 457, 1979 – 418, 1989 – 396, 1996 – 414, 2001 – 385 жителей.

Лит.: Полубояров М.С. Малая долька России. Очерки истории Малосердобинского района. – Малая Сердоба, 2003.

ЕЛХОВСКИЙ , бывший русский поселок Старославкинской волости, при овраге Елховке и речке Саполге, в 6 км к югу от села Новое Славкино. Основан крестьянами этого села в годы Столыпинской реформы. Прекратил существование между 1918 и 1939 годами. В 1914 – 7 дворов, 32 жителя.

ЕФРЕМОВКА , бывший мордовский поселок Новодемкинского сельсовета, в 2 км к северо-востоку от него, на левом берегу оврага Балабан. Основан осенью 1922 г. на месте бывшего хутора, оставшегося со времен Столыпинской реформы, 24 крестьянами Старого Славкина, уполномоченным от которых выступал Федор Прокофьевич Ефремов. В 1955 – в составе Новодемкинского сельсовета, бригада колхоза имени Хрущева, затем – Второе отделение совхоза «Коминтерн». Исключена из списков населенных пунктов решением Пензенского облисполкома от 30.9.1969 в связи с выездом всего населения. Родина председателя Законодательного собрания Пензенской области (1994–2002) Юрия Ивановича Вечкасова (род. 6.06.1948). Численность населения: в 1935 – 68, 1939 – 198, 1959 – 91 житель.

ИЛЬИНСКИЙ , бывший русский поселок на южной меже новославкинских земель. Основан 23 крестьянами Нового Славкино в 1923 г. Прекратил существование между 1939 и 1959 годами. В 1939 – 23 жителя.

ИНХОЗ «МИТИН» , бывший хутор. Основан в первой половине 1920-х годов в составе Ключевского сельсовета местными крестьянами для ведения «интенсивного хозяйства». Прекратил существование до 1939 года. В 1926 – 90 жителей.

КЛЮЧИ (Борисоглебское, Троицкое, Няньга), русское село, центр Ключевского сельсовета. Расположено в 3 км от автодороги Саратов – Пенза – Нижний Новгород, на правом берегу Няньги. На 1.1.2004 – 208 хозяйств, 565 жителей. Земельная дача пензенцев Семена и Саввы Ермолаевых упоминается на этом месте в 1742 г. 11/22 марта 1758 г. помещик Степан Саввич Ермолаев, поселивший крестьян реке Няньге в 33-х верстах от Петровска на даче своего отца, судился с пахотными солдатами Петровского уезда. Это первое документальное упоминание о с. Ключи. 28 января 1776 г. освящена церковь во имя святых Бориса и Глеба. Более или менее мощных родников в селе нет. По преданию, его название связано с тем, что Емельян Пугачев на пути из Пензы в Петровск потерял здесь ключи и вернулся, желая их отыскать. Но село упоминается под этим названием задолго до Пугачева. В 1795 – здесь имение подполковницы Анны Петровны Ермолаевой и ее детей 97 дворов, 3.919 десятин земли, крестьяне на оброке (РГАДА, ф.1355, оп.1, е. хр. 1330, л.34 об.), в 1813 году – за майором П.С. Ермолаевым. В 1827 г. деревянная церковь заменена на каменную Троицкую Сергеем Петровичем Ермолаевым; в храме престолы во имя Троицы и Архангела Михаила. В 1911 г. в ее ограде отмечены надмогильные кресты: три из белого мрамора и один деревянный, две древние чугунные плиты с надписью и каменная без надписи. В июле 1858 г. происходил бунт, подавленный солдатами: крестьяне отказались повиноваться помещику, ожидая со дня на день свободы, заявив, что хотят сами «управляться, назначат сами от себя начальство». В это время в селе имелись почтовая станция, овчарня, 2 мельницы.

Перед отменой крепостного права показано как имение Сергея Петровича Ермолаева, у него (вместе с д. Петровкой) 614 ревизских души крестьян, 79 ревизских души дворовых, 265 тягол на барщине, 12 тягол на оброке (платили в год по 25 рублей с тягла), у крестьян 189 дворов на 165 десятинах усадебной земли (вероятно, с огородами, гуменниками и конопляниками), 1025 дес. пашни, 1025 дес. сенокоса, 215 дес. выгона, у помещика 2389 дес. удобной земли, в том числе 400 дес. леса и кустарника, сверх того 625 дес. неудобной земли (Приложение к Трудам, том 3, Петр. у., №13). После отмены крепостного права крестьяне получили от своего помещика Ермолаева землю в собственность, на 1 ревизскую душу приходилось 1,9 десятины. В 1877 – в Михайловско-Чернавской волости, 181 двор. В 1911 – во Второй Варыпаевской волости, 214 дворов, церковь, земская школа (открыта в 1871 году). Из-за малоземелья крестьяне искали заработки на стороне. В 1897 г. в селе было 186 дворов, из них 13 семей в отходе. Один из центров аграрного движения в Поволжье в 1905–1907 годах. В 1955 – центр сельсовета Даниловского района, центральная усадьба колхоза «Путь Ленина». Родина Константина Михайловича Ермолаева (1884–1919), политического деятеля России, члена РСДРП с 1903 г., члена ЦК партии меньшевиков, члена первого послеоктябрьского ВЦИКа. В конце 19 – начале 20 веков в Ключах было имение Михаила Сергеевича Ермолаева и его брата Константина Сергеевича, видных земских деятелей левых взглядов. В 1905 году оно было сожжено (вероятно, черносотенцами) и не возобновлялось. М.С. Ермолаев был соредактором журнала «Жизнь», в котором публиковались В.И. Ленин, А.М. Горький и другие деятели революционной России. В начале 1919 г. в селе открылась публичная библиотека, насчитывавшая 4 тыс. книг из коллекции М.С. Ермолаева и членов его семьи. В 1926 – центр сельсовета Верхозимской укрупненной волости Петровского уезда. В 1990 г. построена школа на 192 ученика. Родина председателя Пензенского областного суда (с 1998), заслуженного юриста России (1995) В.А. Терехова. В имении Ермолаевых не раз гостила с июня 1878 до начала мая 1879 годов работавшая в Петровском уезде вместе с сестрой Евгенией фельдшерицами и учительницами известная деятельница русского революционного движения, член организации «Земля и Воля» Вера Фигнер (см. ее воспоминания «Запечатленный труд», т.1. М., 1964). Родина Веры Михайловны Ермолаевой (1893-1937), дочери М.С. Ермолаева (названной в честь Веры Фигнер), известной русской художницы-графика, соратницы К. Малевича, оформителя ряда книг, директора знаменитой в двадцатые годы Витебской школы живописи (арестована в Ленинграде в декабре 1934, расстреляна в Казахстане, реабилитирована в 1989).

Численность населения: в 1795 г. – 532, 1814 – 1335, 1859 – 1056, 1884 – 979, 1897 – 1022, 1911 – 1238, 1914 – 1229, 1921 – 1337, 1926 – 1354, 1959 – 459, 1970 – 436, 1973 – 413, 1979 – 390, 1989 – 574, 1996 – 621, 2001 – 582 жителя.

Лит.: Полубояров М.С. Малая долька России. Очерки истории Малосердобинского района. – Малая Сердоба, 2003.

КОЛЕМАС (Богородское), русское село Липовского сельсовета, в 2 км от автодороги Колышлей – Малая Сердоба. На 1.1.2004 – 86 хозяйств, 172 жителя. Расположено в овражистой степной местности, главным образом, вдоль левого берега Колемаса, в низине. Основано около 1791 г. при следующих обстоятельствах. Дворянка Александра Львовна Ергакова вышла замуж за майора П.С. Ермолаева, и молодые на полученных в качестве приданного угодьях поселили крестьян из своего села Богородского, Полянки тож, Кузнецкого уезда. В 1795 г. в селе имелась деревянная церковь во имя Казанской Пресвятой Богородицы (по другим данным, церковь построена в 1796 г., еще одна дата – 1798). Между 1782 и 1795 годами поселена д. Александровка сенатора Ф.Ф. Желтухина на левом берегу Колемаса, затем ниже его по реке было основано помещиком село Богородское-Колемас. Оба населенных пункта входили в состав Сердобского уезда Саратовской губернии, Колемас был волостным центром. В 1859 г. в Богородском 94 двора, церковь, поташный завод; в 2-х верстах на речке Колемас существовала деревня Приволье, 5 дворов. В это время Колемас-Богородское принадлежал барону Унгерн-Штейнбергу, Александровка – Акимовой. До начала 20 века эти населенные пункты существовали раздельно. После слияния между 1911 и 1959 годами Александровка стала западной частью Колемаса. В 1877 – волостной центр Сердобского уезда, 108 дворов (Богородское и Александровка), церковь, часовня кладбищенская, земское одноклассное (начальное) училище, 2 ветряные мельницы, поташня. В 1891 г. в Колемасе 1 дранка, 3 кузнеца, 5 мельников, 2 нищих, 12 пастухов, 3 плотника, 1 поденщик, 3 портных, 1 сельский писарь, 16 батраков, 1 рыболов, 1 сторож, 1 кухарка и 1 староста. В 1870 г. при волостном правлении открыта сберкасса, выдававшая ссуды до 50 руб. Вкладчикам касса давала 6% сверх вклада, с заемщиков брала 8%. 2% разницы шли в пользу волости. В годы Столыпинской реформы в окрестностях появились хутора Колемасский (28 дворов, 183 жителя), Симанский (17 дворов, 113 жителей) и Горский (4 двора, 27 жителей). В 1895 г. продолжала работать земская школа (в 1915 году в ней 2 учителя, 87 учеников). Осенью 1905 г. крестьяне участвовали в аграрном движении, здесь сожжено имение Е.Г. Дурново, сестры председателя Совета Министров России М.Г. Акимова, жены министра внутренних дел П.Н. Дурново (1843–1915), противника войны с Германией. В 1911 – 184 двора, церковь, церковноприходская школа, земское одноклассное (начальное) училище (2 учителя, около 100 учеников). 22.2/7.3.1918 в Колемасской волости установлена Советская власть. В 1939 – центр сельсовета. В 1955 – центральная усадьба колхоза «Мысль Ильича». (Ильич – неофициальное народное имя организатора СССР Владимира Ильича Ленина). Родина воина, журналиста, поэта, почетного гражданина г. Пензы Бориса Александровича Сорокина (1893-1972).

Численность населения: в 1798 г. в Богородском насчитывалось 514 жителей, в 1859 в Колемасе – 810, 1877 – 668 (Богородское и Александровка), 1897 – 840, в 1911 – 1086, 1928 – 1336, 1935 – 1045, 1939 – 771, 1959 – 668, 1970 – 506, 1973 – 442, 1979 – 431, 1989 – 294, 1996 – 267, 2001 – 180 жителей.

Лит.: Лит.: Полубояров М.С. Малая долька России. Очерки истории Малосердобинского района. – Малая Сердоба, 2003; Терентьев В.В. Малая родина. Очерк об истории села Колемас Малосердобинского района Пензенской области. – Саратов, 2006.

КОЛЕМАССКИЙ , бывший русский поселок Колемасского сельсовета. Основан в годы Столыпинской реформы на земле, купленной через посредство Крестьянского Поземельного банка. В 1911 году здесь 28 дворов, жители – в основном крестьяне села Колемас. Прекратил существование до 1926 года. Численность населения: в 1911 – 183 жителя.

КОМАРОВКА, русская деревня Майского сельсовета, в 5 км к северо-западу от него, на одном из верховий речки Чардым. На 1.1.2004 – 13 хозяйств, 15 жителей. Поселена около 1785 г. государственными крестьянами д. Студенки. В 1877 – в составе Петровской волости Петровского уезда, 88 дворов. В 1897 крестьяне располагали 1344 десятинами пашни, по 6,2 дес. на ревизскую душу, по 10,5 дес. на одного рабочего, имели 147 рабочих лошадей, 145 коров, 620 взрослых овец, 103 свиньи. В 1911 – 134 двора. В 1955 – бригада колхоза имени Маленкова Ворошиловского сельсовета Даниловского района. Численность населения: в 1958 – 658, 1877 – 654, 1884 – 695, 1897 – 590, 1911 – 813, 1914 – 890, 1959 – 203, 1970 – 146, 1973 – 126, 1979 – 77, 1989 – 41, 1996 – 24 жителя.

КОРАБЛИК , бывший русский поселок Малосердобинской волости. Основан между 1912 и 1914 годами в период осуществления Столыпинской аграрной реформы. Располагался на правом берегу реки Сердобы, под горой Кораблик. Прекратил существование между 1918 и 1935 годами. В 1914 – 18 дворов, 83 жителя.

КРАСНОМАРСКИЙ , бывший русский поселок 2-й Варыпаевской волости. Выселок из села Ключи. Основан в годы Столыпинской реформы недалеко от кургана Красный Мар. Прекратил существование между 1918 и 1939 годами. В 1914 – 25 дворов, 150 жителей.

КРАСНОУТИНОВКА (Красная Утиновка, Утиновка), русский поселок Шингальского сельсовета, в 7 км от него, затем Чубаровского сельсовета Колышлейского района, на Утином озере, при слиянии двух оврагов в системе речки Камзолки, в 16 км к западу от Малой Сердобы. Основан между 1911 и 1935 годами. В 1811 году здесь при озере Утином показано владение купцов и мещан города Сердобска площадью 2408 десятин, в том числе степи и сенных покосов – 1621. В годы коллективизации образован колхоз имени Сталина. Решением Пензенского облисполкома от 30.9.1969 исключен из административно-территориального деления в связи с выездом всего населения. Жители перешли в села Николаевку и Шингал. Численность населения: в 1935 – 481, 1939 – 404, 1959 – 204 жителя.

КРАСНЫЙ МАЯК , бывший поселок Новодёмкинского сельсовета, в 3 км от него. Основан в конце 1920-х. В 1935 – 3 двора, 8 жителей, в 1939 – 9 жителей. В 1955 – в составе совхоза имени Коминтерна.

КРЕСТЬЯНИН , бывший мордовский поселок. В 2 км от северной окраины Старого Славкина, к востоку от него, на левом берегу Большой Няньги. Основан в 1920-е годы. Во время коллективизации и голодовки прекратил существование.

КРУГЛОЕ (Киселёвка, Киселевка, Березянка, Мингавиль), русская деревня Саполговского сельсовета на речке Мингавиль, рядом с Круглым лесом. На 1.1.2004 – 28 хозяйств, 59 жителей. Основана во 2-й половине 18 в. помещиком Арефием Игнатьевичем Киселевым, перевезшим крестьян из Тверской губернии. В 1795 – владение капитанши Любови Яковлевны Киселевой «на правой стороне речки Мингавиль и при впадающей в нее речке Рыбушке», 31 двор на площади 25 десятин, пашни 719, сенных покосов – 309, лесу – 1289, а всего 2472 десятины (РГАДА, ф.1355, оп.2, е.хр.73/1329, л.5). В 1835–1858 годах – за Марией Арефьевной Киселевой. Перед отменой крепостного права показано как имение Марии Васильевны Киселевой, 210 ревизских душ крестьян, 1 ревизская душа дворовых, 77 тягол (барщина), у крестьян 43 двора на 38 десятинах усадебной земли (вероятно, с огородами, гуменниками и конопляниками), 287 дес. пашни, 25 дес. выгона, у помещицы 2028 дес. удобной земли, в том числе дес. 1287 леса и кустарника, сверх того 94,6 дес. неудобной земли; в то же время где-то рядом была хутор Крестовый той же помещицы, 3 ревизских души, 1 двор, у крестьянина 10 дес. пашни, у помещицы 150 дес. удобной земли, 46 дес. – неудобной (Приложение к Трудам, том 3, Петр. у., №28). В 1877 – 84 двора. Деревня до 1923 г. входила в Камышинскую волость Петровского уезда. Здесь «первоначально был сплошной лес», отмечалось в описании 1911 г. В это время в деревне сохранялась усадьба Панчулидзевых. В 1914 году в ней один дом крестьян, 10 жителей. В 1905 г. усадьбу и другие постройки сожжены и не возобновлялись. У помещика было 1700 дес. земли, в том числе пахотной – 950, лесов – 450, лугов – 230. Продавалось в год (пудов): ржи – 3000, овса – 4000, проса – 700, подсолнечных семян – 600. В 1911 г. Панчулидзев сдал землю в аренду крестьянам по 14 рублей за десятину. В это время в селе было 4 ветряные мельницы, одна строящаяся паровая мельница, 2 дранки, 2 кузнецы, чесальня, 2 мелочные лавки. За Круглым, на одном из верховий Мингавиля имелась плотина с шлюзом. Сегодня здесь озеро. В 1916 построена деревянная Архангельская церковь. В 1954 – центральная усадьба колхоза «Заря новой жизни» Даниловского района. В 1955 – в составе Чунаковского сельсовета Даниловского района, бригада колхоза имени Микояна. Затем до 1972 г. село являлось бригадой колхоза «Заветы Ильича» (Ильич – неофициальное народное имя организатора СССР Владимира Ильича Ленина), а с 1972 – бригада колхоза «Новая жизнь». Численность населения: в 1795 г. – 309, 1859 – 416, 1877 – 565, 1884 – 588, 1897 – 625, 1914 – 982, 1925 – 1071, 1928 – 1197, 1939 – 486, 1959 – 326, 1970 – 316, 1979 – 222, 1989 – 121, 1996 – 117, 2001 – 76 жителей.

КУРГАНСКИЙ , бывший русский поселок 2-й Варыпаевской волости. Образован недалеко от кургана Красный Мар. Основан крестьянами села Ключи в годы Столыпинской реформы. Прекратил существование между 1918 и 1939 годами. В 1914 – 75 дворов, 450 жителей.

КУРНОСОВКА (Курносов хутор), бывшая русская деревня Майского сельсовета, в 9 км к западу от него. С 1989 г. без жителей. Последней ее покинула семья чабана Виктора Федоровича Линькова. Основана в 1790-х как хутор пахотных солдат Пригородной слободы г. Петровска во главе с Яковом Курносовым. В 1897 г. здесь 62 двора, на ревизскую душу приходилось по 5,6 десятины земли. До 1923 г. деревня входила в Камышинскую волость Петровского уезда. В 1955 – в составе Ворошиловского сельсовета Даниловского района, бригада колхоза «Борьба». Решением Пензенского облисполкома от 20.3.1991 года исключена из учетных данных как фактически не существующая. Численность населения: в 1859 – 143, 1884 – 291, 1897 – 340, 1914 – 388, 1921 – 405, 1959 – 137, 1970 – 29, 1979 – 5 жителей.

КУРНОСОВСКИЙ (Курносовка), бывший отрубной поселок крестьян, выделившихся между 1910 и 1914 годами, при проведении Столыпинской реформы, из деревни Курносовки. Находился при Воровском овраге. Прекратил существование между 1914 и 1939 годами. В 1914 году здесь 18 дворов, 134 жителя.

ЛИПОВКА (Липовка), русское село, центр Липовского сельсовета, в 12 км к северу от Малой Сердобы. На 1.1.2004 – 154 хозяйства, 369 жителей. Основано в 1790-х годах пахотными солдатами вблизи речки Липовки, на левом берегу Сердобы, в связи с отмежеванием из казенных земель помещику Огареву 4,5 тыс. десятин по правому берегу реки Сердобы, где пахотные солдаты Малой Сердобы уже построили свои хутора. Для успокоения пахотных солдат было выделено «в недостаток шестой ревизии душ селу Архангельскому, Малая Сердоба тож, во владение отдельных поселян» 2150 десятин земли, в том числе пашни – 148, сенных покосов – 1930 (РГАДА, ф.1355, оп.1, е.хр.1330). С середины 19 века входила в Александро-Юматовскую волость Петровского уезда. В 1897 году крестьяне имели земли по 7,2 десятины на ревизскую душу, 174 рабочих лошади, 139 коров, 457 овец, 44 свиньи, 6 семей батраков и нищих, 16 семей богатых (имели более 3-х рабочих лошадей). В 1911 – 159 дворов, в 1914 – 155. В 1930 г. организован колхоз «Красный пахарь», просуществовавший до укрупнения. Родина Героя Советского Союза Алексея Леонтьевича Влазнева (1910–1944), старшины (по другим сведениям, рядового) мотострелковой бригады, отличившегося в боях за Днепр и при удержании захваченного плацдарма под городом Канев; перед войной работал здесь председателем колхоза. В середине 1960-х годов – центральная усадьба колхоза «Рассвет», с 1992 г. – АО имени Влазнева. В 1980-е годы построен клуб на 200 мест, магазин. К 2007 году все разрушено.

Численность населения: в 1859 – 398, 1897 – 614, 1911 – 928, 1914 – 978, 1921 – 1160, 1925 – 1109, 1928 – 1182, 1935 – 605, 1939 – 550, 1959 – 419, 1970 – 365, 1973 – 375, 1979 – 472, 1989 – 413, 1996 – 417, 2001 – 546 жителей.

Лит.: Полубояров М.С. Малая долька России. Очерки истории Малосердобинского района. – Малая Сердоба, 2003.

ЛУБЯНКИ , бывшая русская деревня Михайловско-Чернавской волости (Большая Чернавка) Петровского уезда. Основана помещиком. В 1877 – 110 дворов, 571 житель.

МАЙСКОЕ (Денисов хутор, Вшивка, Архангельское, Михайловское, Верхняя Чернавка, Ворошилово), русское село, центр Майского сельсовета, в 22 км к востоку от Малой Сердобы. На 1.1.2004 – 206 хозяйств, 439 жителей. Основано в 1790-х как хутор Денисов пахотных солдат Петровской Пригородной слободы. Село входило в состав Петровской волости. Вшивка – по местоположению на одном из верхних рукавов Чардыма, левого притока Узы; назван по застойной воде, на поверхности которой обитало множество насекомых, «водяные вши». В 1839 г. – 76 дворов. В 1842 г. построена деревянная церковь во имя Михаила Архангела, отремонтирована в 1916. В 1877 – 193 двора, церковь. В 1884 г. в селе 43 грамотных мужчины, 1 женщина, 13 мальчиков учились в школе; 3529 десятин сельскохозяйственных угодий, в том числе 2035 десятин пахотных земель, 5,9 десятины на одну ревизскую душу, 9 десятин на одного рабочего. 1 января 1891 г. открыта церковноприходская школа. В 1897 году на 750 десятинах крестьяне посеяли рожь, на 423 – овес, на 142 – просо, на 90 – подсолнечник. По переписи 1897 г. в селе 175 старообрядцев Спасского согласия, 362 рабочих лошади, 350 коров, 1136 взрослых овец, 226 свиней. 21 семья в 1897 г. не имела посева, 216 семей применяли сено для кормления скота, в этом году накосили 1340 возов сена. В 1911 305 дворов, церковь, земская школа. С 1928 г. – в Петровском районе, с 1939 г. – в Малосердобинском. С 1931 г. – Ворошилово в честь наркома обороны СССР К.Е. Ворошилова, 13 июля 1964 г. получило современное название. В 1930 г. организован колхоз «Активист». В 1955 – центр сельсовета Даниловского района, центральная усадьба колхоза имени Маленкова. В 1957 г. колхоз переименован в «Заветы Ильича». (Ильич – неофициальное народное имя организатора СССР Владимира Ильича Ленина). С 1992 – центральная усадьба АО «Майское». Средняя школа (построена в 1980 г.). Филиал районной школы искусств.

Численность населения: в 1859 – 1198, 1877 – 1264, 1884 – 1456, 1897 – 1490, 1911 – 2002, 1914 – 1755, 1926 – 2053, 1959 – 813, 1970 – 729, 1973 – 657, 1979 – 582, 1989 – 480, 1996 – 478, 2001 – 358 жителей.

Лит.: Полубояров М.С. Малая долька России. Очерки истории Малосердобинского района. – Малая Сердоба, 2003.

МАРЬЕВКА (Камзолка, Александровка), русское село Липовского сельсовета, в км от него. Площадь 1,9 кв. км. На 1.1.2004 – 150 хозяйств, 376 жителей. Расположено при вершине речки Камзолки, притоке Колышлея, на автомобильной дороге Колышлей – М. Сердоба. СПК «Возрождение» на базе бывшего колхоза «Память Ильича». Сельский дом культуры, в котором с 1953 г. работал народный коллектив «Сударушка», лауреат Первого фестиваля творчества народов Поволжья (1977). В его создании принимал участие поэт Владимир Застрожный, автор известной песни «Восемнадцать лет». Село основано между 1839 и 1848 годами статским советником Дмитрием Аполлоновичем и Александрой Богдановной Колокольцовыми (урожденная Огарева, тетка известного поэта). Названо в честь их дочери, Марии Вилькен (по мужу), которой деревня дана по наследству. В «Пензенской энциклопедии» (с.245) утверждается, что в Марьевке вязали знаменитые «колокольцовские шали» высокого качества. Однако это не совсем так: основное производство находилось в Огаревке. В 1848 г. деревня продана ротмистрше Марии Семеновне Саловой. Перед отменой крепостного права д. Марьина показана за помещиком Дмитрием Петровичем Юматовым, 135 ревизских душ крестьян, 13 ревизских душ дворовых людей, 50 тягол (барщина), у крестьян 45 дворов на 29 десятинах усадебной земли, 444 дес. пашни, 50 дес. сенокоса, 25 дес. выгона, у помещика 1867 дес. удобной земли, в том числе 71 дес. леса и кустарника, сверх того 171 дес. неудобной земли (Приложение к Трудам, том 3, Петр. у., №58). В 1861 году крестьяне получили от своей помещицы Саловой землю в собственность по 1,5 десятины на ревизскую душу. В 1877 – в составе Александро-Юматовской волости Петровского уезда Саратовской губернии, 112 дворов, ветряная мельница. В конце 19 века имение оказалось во владении колемасского помещика Акимова. В 1897 г. в деревне насчитывалось на 83 двора 62 рабочих лошади, 85 коров, 235 овец. В 1911 – 137 дворов. В годы коллективизации образован колхоз «Знамя Октября». В 1955 – центральная усадьба этого колхоза.

Численность населения: в 1859 г. – 536, 1877 – 677, 1884 – 700, 1897 – 551, 1911 – 768, 1914 – 787, 1925 – 940, 1928 – 989, 1935 – 599, 1939 – 541, 1959 – 429, 1970 – 397, 1973 – 366, 1979 – 367, 1989 – 326, 1996 – 373, 2001 – 358 жителей.

Лит.: Полубояров М.С. Малая долька России. Очерки истории Малосердобинского района. – Малая Сердоба, 2003.

МИТРОФАНОВКА , бывший русский поселок в составе Топловского сельсовета. Основан как «интенсивное хозяйство» в верховье р. Абадим в 1922 г. крестьянином с. Топлое Михаилом Федоровичем Митрофановым, с которым пошли на выселок еще 7 семей. Им нарезали 72 десятины земли. Поселок прекратил существование в годы коллективизации.

НИКОЛАЕВКА (Зыбино), русское село, центр Николаевского сельсовета, в 7 км к северо-западу от Малой Сердобы, в верховье правого берега Шингала. Площадь 2 кв. км. На 1.1.2004 – 174 хозяйства, 424 жителя. Основано на так называемой Агафонниковской даче, подьячего Петровской воеводской канцелярии, но место несколько десятилетий не было заселено. По рескрипту императрицы земля площадью не менее 6000 десятин была пожалована генерал-майору, «разных орденов кавалеру» Дмитрию Федоровичу Желтухину между 1762 и 1795 годами. В 1795 г. в Николаевке вместе с Хрущовкой 105 ревизских душ. Ему же в 1795 г. принадлежала д. Александровка (ныне часть с. Колемас), где у него было 980 десятин. В числе первых землевладельцев был и коллежский советник Николай Львов, по имени которого деревня, вероятно, и названа. Первоначально земли деревень Хрущи и Николаевка находилась в общей меже. В 1799-1806 гг. сердобинские пахотные солдаты судились с Д.Ф. Желтухиным и П.Д. Хрущевым из-за земли. В 1806 г. проводилось межевание, в это время в деревне Николаевке, Шингал тож, у помещицы Александры Федоровны Каховской (дочь или сестра Желтухина?) было 50 душ мужского пола на барщине. В 1811 году деревня показана за тайным советником Федором Федоровичем Желтухиным. Перед отменой крепостного права д. Николаевка показана за Ф.А. Каховским, 185 ревизских душ крестьян, 6 ревизских душ дворовых людей, 39 тягол (барщина), 44 тягла состояли частью на барщине, частью на оброке (оброчные платили в год с тягла 20 рублей и по 2 дня с тягла работали на жатве и по 2 дня ездили для продажи хлеба или шерсти), у крестьян 45 дворов на 14 дес. усадебной земли, 498 дес. пашни, 41,5 дес. сенокоса, у помещика (вместе с наделом в д. Надеждино, см. Колышлейский район) 1608 дес. удобной земли, в том числе 95,2 дес. леса и кустарника, сверх того 12 дес. неудобной земли (Прил. к Трудам, т. 3, Серд. у., №32). На В 1861 г. крестьяне вышли на дарственный надел от помещика Каховского (Коховского), получив по 1,1 десятины на ревизскую душу. В 1897 г. в Николаевке Чубаровской волости 81 двор, 9 семей находилось в отходе, насчитывалось 159 старообрядцев-беспоповцев. В 1912 году открыто земское начальное училище (в 1916 в нем 87 учеников и 2 учителя). С 1780 по 1928 годы входило в состав Сердобского уезда. Перед Великой Октябрьской революцией в селе была квартира земского начальника, дворянина Арбенева, он же был здесь и землевладельцем. В 1955 – Шингальского сельсовета, центральная усадьба колхоза имени Кирова. С 1957 – центральная усадьба колхоза имени Маленкова, затем до 1992 г. – центральная усадьба колхоза «Заря». Численность населения: в 1795 – 100, 1811 – около 100, 1858 – 405, 1897 – 547, 1911 – 784, 1914 – 722, 1939 – 448, 1959 – 425, 1970 – 448, 1979 – 425, 1989 – 447, 1996 – 487, 2001 – 423 жителя.

НИКОЛАЕВКА , бывшая русская деревня. В разное время входила в состав Новоназимкинского, Новодемкинского, Дружаевского сельсоветов. Находилась напротив Нового Назимкина, на левом берегу Сердобы. Входила в Александро-Юматовскую волость Петровского уезда. Перед отменой крепостного права крестьяне д. Николаевки вместе с сельцом Сердобинкой являлись крепостными Ивана Алек. Михайловского-Данилевского (см. Сердобинка Кондольского района). По другим данным, крестьяне после отмены крепостного права выкупили землю в собственность у Михайловского-Данилевского. В 1911 и 1914годах – 40 дворов. В 1935 в составе Новоназимкинского сельсовета. В 1955 – Новодемкинского сельсовета, центральная усадьба совхоза имени Коминтерна. Исключена из списков населенных пунктов решением Пензенского облисполкома от 30.9.1969 в связи с выездом всего населения. Численность населения: в 1859 – 113, 1897 – 162, 1911 – 208, 1914 – 213, 1935 – 137, 1939 – 125, 1959 – 170 жителей.

НОВАЯ ТРЕСВЯНКА (Хребтовка, Хрептовка, Вторая Тресвянка), бывшая русская деревня Липовского сельсовета. Располагалась в 1 км к северо-востоку от села Липовки, в 2 км к югу от д. Старая Тресвянка, на правом берегу реки Сердобы. Входила в Александро-Юматовскую волость Петровского уезда. На карте 1850 года здесь обозначена «земля деревни Новой Загоскиной, помещика Хребтова», деревни еще не было. В 1861 обозначена как Вторая Тресвянка поручика Петра Ивановича Хрептовича (Хребтова). После отмены крепостного права крестьяне выкупили у него землю в собственность. В 1897 насчитывалось 24 двора, у крестьян 29 рабочих лошадей, 22 коровы, 76 овец. В 1911 – 29 дворов. В 1914 – 30 дворов и усадьба дворянина Никулина. В 1955 – бригада колхоза «Красный пахарь». В 1959 г. в составе Марьевского сельсовета. Решением Пензенского облисполкома от 11.5.1988 исключена из учетных данных как населенный пункт, из которого выехали все жители. Численность населения: в 1861 – 120, 1884 – 116, 1897 – 118, 1911 – 174, 1914 – 187, 1925 – 180, 1928 – 194, 1935 – 89, 1939 – 124, 1959 – 84, 1970 – 58, 1973 – 37 жителей.

НОВОЕ ДЁМКИНО (Демкино, Ново-Демкино, Сердоба, Сердобка), мордовское-эрзя село Дружаевского сельсовета. Площадь 4,2 кв. км. На 1.1.2004 – 159 хозяйств, 443 жителя. Основано переселенцами из д. Старое Демкино Шемышейского района во второй половине 18 века, получившими земли либо в награду за крещение, либо, наоборот, за отказ креститься, за что, по указу 1740 г., они должны были жить отдельно от единоплеменников, «восприявших учение Христа». В 1795 г. здесь 25 дворов, деревня «новокрещеной мордвы». Село входило в Старославкинскую волость Петровского уезда. В 1861 г. построена деревянная Михайло-Архангельская церковь, перестроена и расширена в 1911 году. В 1877 – 141 двор, церковь. В 1897 г. здесь 233 двора, 7 семей находилось на заработках в отходе, 311 рабочих лошадей, 218 коров, 1010 овец, 117 свиней, 42 двора бедноты (не имевших ни посевов, ни скота). В 1903 г. в село приезжал для организации нелегальных сходок учитель-революционер Степан Васильевич Аникин. До него здесь 6 лет учил детей также человек левых взглядов Михаил Игнатьевич Кручинин. Осенью 1905 г. в селе было арестовано 48 крестьян, принимавших участие в погромах помещичьих имений и нелегальных сходках. В их числе Никита Панин, который имел должность «оратора», лектора, доверенного Аникина. Помощником (заместителем) Никиты был Иван Душаев, затем Никифор Кудайкин. Активистами нелегального кружка Аникина были, по воспоминаниям Аграфены Паниной, записанным в 1927 г., Шкарин, Батяйкин и она сама. В 1905 г. Никифор Кудайкин казнен казаками в ключевском лесу. В годы коллективизации образован колхоз имени Сталина. В 1955 – центр сельсовета, центральная усадьба колхоза имени Сталина. Затем до 1992 года в селе находилась центральная усадьба совхоза «Алексеевский». В 1986 г. построен детский сад на 50 мест.

Численность населения: в 1795 – 260, 1835 – 763, 1859 – 854, 1877 – 993, 1884 – 1195, 1897 – 1429, 1914 – 2062, 1926 – 2360, 1928 – 2438, 1936 – 1022, 1939 – 804, 1959 – 862, 1970 – 662, 1973 – 600, 1979 – 564, 1989 – 532, 1996 – 454, 2001 – 460 жителей.

Лит.: Полубояров М.С. Малая долька России. Очерки истории Малосердобинского района. — Малая Сердоба, 2003.

НОВОЕ НАЗИМКИНО (Новоназимкино, Ново-Назимкино), мордовская-эрзя деревня Дружаевского сельсовета. На 1.1.2004 – 48 хозяйств, 81 житель. Основана новокрещеной мордвой шемышейского села Старое Назимкина в конце 1790-х годов. Для этого Саратовская казенная палата намежевала им 906 десятин земли (РГАДА, ф.1355, оп.1, е.хр. 1330, л.137 об.). Деревня входила в Александро-Юматовскую волость Петровского уезда. В 1897 году – 74 двора, 891 десятина земли, 156 рабочих лошадей, 95 коров, 457 овец, 88 свиней. В 1911 – 104 двора. 1 апреля 1930 г. образован колхоз «Новый быт», затем «Красная звезда», в 1940 году действовали колхозы «Красная звезда» и «Новая сила». В 1955 – в составе Новодемкинского сельсовета, центральная усадьба колхоза имени Хрущева. В 1988 построена школа на 192 ученика. В 1997 – центральная усадьба АСХП «Алексеевское», созданного на базе совхоза. Численность населения: в 1764 – 92, 1859 – 302, 1884 – 458, 1897 – 571, 1911 – 841, 1914 – 873, 1925 – 898, 1936 – 600, 1939 – 263, 1959 – 310, 1970 – 597, 1973 – 544, 1979 – 364, 1989 – 211, 1996 – 176, 2001 – 84 жителя.

НОВОЕ СЛАВКИНО (Покровское, Русское Славкино), русское село Старославкинского сельсовета. На 1.1.2004 – 85 хозяйств, 137 жителей. Основано в 1740–1741 годах новокрещеной мордвой Михайлой Михайловым, Леонтием Михайловым с товарищами (всего 10 душ мужского пола) как хутор, выселок из с. Старого Славкина. Новокрещенам не полагалось жить в одном населенном пункте с язычниками, поэтому Михайле и его товарищам вместе с христианским именем дали в награду за крещение землю и другие подарки и налоговые льготы. Следом за ним здесь стали селиться другие новокрещены из Старого Славкина и одновременно с ними пахотные солдаты из Малой Сердобы и Петровска. Хотя мордва составляла большинство, приняв крещение, она обрусела, и со второй половины 19 века стало употребляться название Русское Славкино. В 1747 в сельце Новое Славкино Узинского стана Пензенского уезда 209 ревизских душ новокрещеной мордвы, из них бежало 23 и 5 взяты в рекруты (ф. 350, оп.2, е.хр. 2573, л.539-554 об.). В конце 1790-х годов в Н. Славкине – 92 двора ясачной мордвы и 29 дворов пахотных солдат (РГАДА, ф.1355, оп.1, е. хр. 1330, л.34 об.). В 1877 – в составе Старославкинской волости, 264 двора, церковь. В 1896 г. построена новая Покровская церковь, при которой работала церковно-приходская школа. В 19 веке имелось большое число старообрядцев Спасского согласия, в 1897 г. их насчитывалось 343 человека. В том же году насчитывалось 246 дворов, на ревизскую душу приходилось по 6,8 десятины удобной земли, 476 лошадей, 393 коровы, 1284 взрослых овцы, 206 свиноматок. 1 апреля 1930 года организован колхоз «Новый быт», в котором на 1 января 1934 – 563 едока, 3 полеводческие бригады, пашни – 2893 га, 52 рабочих лошади, овцеферма (77 овец), свиноферма (72 свиньи), механическая мельница, шерсточесалка, просорушка, масленка; в личных хозяйствах крестьян 54 коровы. С 1931 г. по начало 1960-х – центральная усадьба колхоза «Герой Труда», затем отделение совхоза имени Коминтерна. В 1981 г. на ферме насчитывалось 327 фуражных коров. Старые улицы назывались: Землянка, Самодуровка, Лысовка.

Численность населения: в 1747 – около 400 (новокрещен), 1762 – 338 (новокрещен), 1795 – 891, 1859 – 1739, 1877 – 1898, 1884 – 2028, 1897 – 2162, 1914 – 2663, 1926 – 2658, 1928 – 2558, 1935 – 704, 1936 – 656, 1939 – 617, 1959 – 519, 1970 – 437, 1973 – 378, 1979 – 332, 1989 – 228, 1996 – 157 жителей.

Лит.: Полубояров М.С. Малая долька России. Очерки истории Малосердобинского района. — Малая Сердоба, 2003.

ОГАРЁВКА (Огаревка, Александровка, Богдановка, Александро-Юматовка), русская деревня Липовского сельсовета. На 1.1.2004 – 58 хозяйств, 136 жителей. Расположена вдоль правого берега речки Колемас. Основана в конце 1790-х годов (до 1797 года) пензенским губернским предводителем дворянства Богданом Ильичом Огаревым (дедом поэта Н.П. Огарева) на «бывшей казенной земле», отданной ему «по высочайшему рескрипту», «на которой поселены хутора, выселенные из села Малой Сердобы»; пашни – 2665, сенокосов – 116, степи — 1574, неудоби – 89, а всего – 4448 десятин (РГАДА, ф.1355, оп.1, е.хр.1330, л.99). Деревня отдана в наследство его дочери Александре Богдановне, вышедшей замуж за Дмитрия Аполлоновича Колокольцова. Тот развернул здесь производство шалей и шарфов высочайшего качества, не имевших равных в мире. Лучшие образцы продукции хранятся в Крутицком подворье Государственного исторического музея (Москва). С января 1827 по сентябрь 1829 в деревне жил под секретным надзором их сын, штабс-ротмистр лейб-гвардии Гусарского полка Григорий Дмитриевич Колокольцов, осужденный по делу декабристов как член Северного общества. В 1839 г. на средства Дмитрия Аполлоновича Колокольцова построена деревянная церковь во имя иконы Казанской Богородицы, которую посетил в 1903 г. губернатор П.А. Столыпин. В 1907 построен новый храм на средства прихожан и дворянина Николая Дмитриевича Юматова (разобрана в 1937). Перед отменой крепостного права село Александровка показано за помещицей Александрой Юматовой, 147 ревизских душ крестьян, 14 ревизских душ дворовых людей, 56 тягол (барщина), у крестьян 39 дворов на 26 десятинах усадебной земли, 444 дес. пашни, 60 дес. сенокоса, 30 дес. выгона, у помещицы 1276 дес. удобной земли, в том числе 30 дес. леса и кустарника, сверх того 160 дес. неудобной земли (Приложение к Трудам, том 3, Петр. у., №57). В 1861 г. село показано за поручицей Александрой Юматовой. После отмены крепостного права крестьяне выкупили у нее землю в собственность. В 1877 – волостной центр Петровского уезда Саратовской губернии, 70 дворов. В 1902 открыты, вероятно, первые в Саратовской губернии сельские детские ясли (на летний период), средства на содержание выделяли земство и помещица Л.А. Юматова; в яслях содержалось до 40 детей. В 1884 г. у крестьян было 617 десятин сельхозугодий, в том числе 415 дес. пашни, по 3,8 дес. на ревизскую душу, 5 дес. на одного рабочего; 30 семей занималось промыслом; в селе 82 избы, из них под соломой – 79, 23 топилось по-черному, 59 по-белому; 133 лошади, 87 коров, 408 овец, 89 свиней. В 1911 – 111 дворов, церковь, земская школа. На 1.1.1912 в селе работала волостная ссудо-сберегательная касса мелкого кредита с денежным капиталом на сумму 1798 рублей, в том числе волостного – 878, сельских общин – 355, сиротского – 509, частных лиц 58 рублей. В 1914 – 119 дворов, усадьба дворянина Николая Дмитриевича Юматова. С 1930-х годов Александро-Юматовка окончательно стала Огаревкой. На западном конце сохранились остатки барского сада. В 1955 – бригада колхоза «Красный пахарь». Затем – бригада липовского колхоза «Рассвет». В послевоенные годы его председателем работал инвалид Великой Отечественной войны Михаил Андреевич Аленочкин, награжденный орденом Трудового Красного Знамени.

Численность населения: в 1831 – 366, 1859 – 326, 1877 – 402, 1884 – 479, 1897 – 542, 1911 – 717, 1914 – 720, 1925 – 886, 1928 – 984, 1935 – 535, 1939 – 516, 1959 – 314, 1970 – 254, 1973 – 233, 1979 – 223, 1989 – 154, 1996 – 146 жителей.

Лит.: Полубояров М.С. Малая долька России. Очерки истории Малосердобинского района. — Малая Сердоба, 2003.

ПЕТРОВКА , бывшая русская деревня Ключевского сельсовета, в 6 км к юго-востоку от него. На равнине при речке Чернавке. На 1.1.2004 – без жителей. Названа по имени дворянина Петра Степановича Ермолаева, основавшего деревню в конце 18 в. Крестьяне переведены из села Ключи. Перед отменой крепостного права показано как имение Сергея Петровича Ермолаева (см. Ключи). После отмены крепостного права они выкупили у помещика Ермолаева землю в собственность по 1,3 десятины на ревизскую душу. Петровка входила в состав 2-й Варыпаевской волости Петровского уезда. В 1893 в деревне открыто земское училище. В 1897 – 68 дворов, 8 семей находилось в отходе на заработках, 91 рабочая лошадь, 76 коров, 241 овца, 5 дворов без скота, бедняки. В 1911 – 87 дворов. В 1952 г. здесь вторая бригада колхоза имени Ворошилова Даниловского района. Численность населения: в 1859 – 354, 1897 – 183, 1911 – 459, 1914 – 459, 1884 – 383, 1921 – 541, 1959 – 182, 1970 – 157, 1973 – 135, 1979 – 91, 1989 – 18, 1996 – 6 жителей.

ПРИВОЛЬЕ , бывшая русская деревня, на речке Колемас. Основана помещиком в составе Сердобского уезда Саратовской губернии. Вошла в черту села Колемас. В 1859 – 5 дворов, 48 жителей.

ПРОХОРОВКА , бывшая русская деревня Старославкинской волости. Основана в 1910-е годы как выселок крестьян села Нового Славкина. Находилась в 4 км к востоку от Н. Славкино у верховья Прохоровой лощины с ручьем. Прекратила существование между 1918 и 1939 годами. Численность населения: в 1914 – 48, 1926 – 14 жителей.

РОМАНОВСКИЙ , бывший русский поселок Малосердобинской волости. Основан в 1913 году в период осуществления Столыпинской аграрной реформы. Назван в честь династии самодержцев Романовых, чье столетие отмечалось в этом году. Располагался на реке Шингал. Прекратил существование между 1918 и 1935 годами. В 1914 – 65 дворов, 261 житель.

САПОЛГА (Рождественское, Синодская Саполга), русское село, центр Саполговского сельсовета, в 10 км от Малой Сердобы. Площадь 2,4 кв. км. На 1.1.2004 – 267 хозяйств, 548 жителей. Основано на землях мордовских мурз – князя Нехороша Тяпина и Савелия Моисеева (всего 50 чел.), просивших землю в верховьях Саполги между 1703 и 1708 годами. Однако неизвестно, успели ли они поселиться. Возможно, та деревня была сожжена кубанцами и возобновлена в середине 18 века пахотными солдатами и новокрещеной мордвой. К 1795 г. к ним добавились черносошные и экономические крестьяне из шемышейских сел Синодского и Мачкасы. В 1795 – совместное владение экономических крестьян (56 дворов), пахотных солдат (19 дворов) и черносошных крестьян (30 дворов), однодворцев (30 дворов) и малороссиян – 1 двор. Надел составлял 5.158 десятин, в том числе пашни – 1810, сенных покосов – 2278, лесу – 740, неудобной земли – 251 десятина (РГАДА, ф.1355, оп.2, е.хр.73/1329). К началу 20 века примерно пятую часть населения составляли старообрядцы, имевшие молитвенный дом. По воспоминаниям А.Г. Даметкина, в доме псаломщика Егора Леонтьевича Черняева до 1929 г. хранились церковные книги, содержавшие сведения по истории села. В феврале 1984 года Даметкин воспроизвел по памяти содержание одной из записей: «И прийдоша из села Синодского семья Бородкиных – татары и Колесниковы – мордва, которые и поселились по реке Саполге». По его словам, первые избы построены у ручья Сенявка-Гаи, потом основаны улицы Саполга и Ураль. Было три общины: потомков новокрещен, пахотных солдат и экономических крестьян. Однако в 1924 г. существовало уже два общества – Саполговское и Ураль. С середины 18 века имелась Казанская церковь, сгорела. Крестьяне построили в 1874 г. новую, также деревянную, но уже во имя Рождества Христова (переоборудована в 1935 под клуб). В приходе состояла деревня Круглая. В 1877 – в составе Старославкинской волости, 268 дворов, церковь. В 1884 г. открыта земская школа. Земельный надел составлял 5059 десятин, по 8,5 дес. на ревизскую душу. В 1905 г. учитель Даметкин вместе с инвалидом русско-японской войны Иваном Васильевичем Ушаковым читал крестьянам нелегальную литературу. В 19 в. и до 1923 г. Саполга – в Старославкинской волости. В 1931 г. образован колхоз «Новая жизнь». Детский сад на 50 детей (построен в 1990 г.). Филиал районной школы искусств. В 1911 и 1988 годах в окрестностях села раскопан курган эпохи бронзы с половецким подзахоронением. Родина Героя Советского Союза, младшего лейтенанта, летчика штурмовой авиации Михаила Сергеевича Огарева (1922–1984), совершившего 92 боевых вылета, уничтожившего большое количество живой силы и боевой техники противника. В 1970-80-е в селе жил летчик-истребитель Василий Георгиевич Малов, награжденный шестью орденами, в том числе тремя орденами Красного Знамени и орденом Александра Невского.

Численность населения: в 1795 – 632, 1835 – 1116, 1859 – 1244, 1884 – 1628, 1897 – 1756, 1914 – 2052, 1926 – 2160, 1928 – 2265, 1937 – 787, 1939 – 792, 1959 – 1026, 1970 – 893, 1979 – 824, 1989 – 647, 2001 – 584 жителя.

Лит.: Полубояров М.С. Малая долька России. Очерки истории Малосердобинского района. — Малая Сердоба, 2003.

СИМАНОВКА (Симановский), бывший русский поселок Колемасского сельсовета. Основан в годы Столыпинской реформы на земле, купленной через посредство Крестьянского Поземельного банка. В 1911 году здесь 17 дворов, жители – в основном крестьяне деревни Симанщина Трескинской волости. Численность населения: в 1911 – 113, 1939 – 21 житель.

СТАРАЯ ТРЕСВЯНКА (Микульщина, Никульщина), бывшая деревня Липовского сельсовета. Тресвянка (Дресвянка) – по речке, правому притоку Сердобы. Располагалась в поле на правом берегу Тресвянки, в 2 км к северу от Новой Тресвянки, в 2,5 к северо-востоку от Липовки. Основана на земле, намежеванной из казенных дач для «однодворческих и военнослужащих чинов» в 1790-е годы. Сначала часть земель «лежала впусте», другая сдавалась казной в оброк крестьянам ближайших селений. Впервые сельцо Тресвянка упоминается в 1839 г., в нем 13 дворов. В середине 19 века помещиком показан П.А. Микулин. В 1861 г. крестьяне выкупили у него землю в собственность и имели по 3,8 десятины на ревизскую душу. В 1897 – 35 дворов, 45 рабочих лошадей, 37 коров, 146 овец, 2 семьи без скота и посева. В 1911 – 39 дворов. В 1922 при деревне находился совхоз №142, вероятно, на базе бывшей помещичьей экономии. В 1955 – бригада колхоза «Красный пахарь». Решением Пензенского облисполкома от 11.5.1988 исключена из учетных данных как населенный пункт, из которого выехали все жители. Численность населения: в 1859 – 87, 1884 – 198, 1897 – 185, 1911 – 210, 1914 – 226, 1925 – 303, 1928 – 336, 1935 – 191, 1939 – 162, 1959 – 149, 1970 – 113, 1973 – 96 жителей.

СТАРОЕ СЛАВКИНО (Славкина, Рождественское, Мордовское Славкино), село, центр Старославкинского сельсовета, мордва-эрзя и мокша. Площадь 10 кв. км. На 1.1.2004 – 435 хозяйств, 973 жителя. Расположено по берегам Няньги, в 15 км от Малой Сердобы. Основано мурзой Славкой Алфимовым по указу 1704 г., согласно которому мордве отводилась земля в верховьях реки Няньги. Впервые упоминается в челобитной Алфимова-Тяпина в октябре 1703 г. (По местному преданию, основателем села является Слава Алфимович Тяпин). В 1709 в д. Славкиной Узинского стана Пензенского уезда 25 дворов ясачной мордвы, платившей подати с 7-ми ясаков без четверти, душ мужского пола – 33, женского – 25; деревня была полностью уничтожена в августе 1717 года во время «кубанского погрома», «люди в полон побраны и побиты, дворовое строение вызжено без остатку, и жительства в тех деревнях никакова нет» (РГАДА, ф.350, оп.1, е.хр.306, лл. 680 об.-681). После «кубанского погрома» деревня фактически не существовала до 1735 г. Не позже 1 июля 1735 г. беженцы стали возвращаться на старое место. Первым прибыл мордвин Дмитрий Кудашев с товарищами из д. Дигилевки. Здесь же поселились на разоренном месте люди из мордовских деревень Поузинья: Армиево, Арапино, Демкино, Пиксанкино. Всего в это время в деревне проживало 70-77 душ мужского пола. В челобитной от 24 июля 1742 г. говорится, что посланные из Пензенской канцелярии сержант, копиист и воеводский денщик, приехав ночью «в новокрещенскую деревню Славку», вероятно, с целью наживы, «с изб и клетей верхи раскидали и многих новокрещен мучительски били и ограбили». В 1748 – мордовская «деревня Славкина, что на Нянге», 287 ревизских душ (РГАДА, ф. 350, оп. 2, е. хр. 2545, лл. 455 об.-470 об.). В 1752 г. построена, в 1755 г. освящена церковь во имя Рождества Христова. Неподалеку от села находится Воровской овраг (Воровский лашма, Лагерь) – память об остановке здесь армии Е.И. Пугачева на пути из Пензы в Петровск в 1774 г. В это время в селе был казнен священник. В 1795 – 197 дворов, 5406 десятин пашни, сенокосов – 2137, лесу – 2773, всей земли – 10.470 десятин (РГАДА, ф.1355, оп.1, е.хр.1330, л.59-60 об.). В 1876 г. построена новая каменная, теплая церковь, часть икон для которой написал в Пензе академик живописи Иван Кузьмич Макаров (1822-1897), вероятно, для кафедрального собора (А.А. Лунин, 1881).

В 1877 г. имелись 2 церкви (старая, в которой не служили, и новая), церковноприходская школа, лавка, постоялый двор, 2 ярмарки, базар по средам. В 1885 г. открыта земская школа. По числу учащихся (260 детей) Старославкинское земское училище было самым крупным в Петровском уезде в 1904 г. 1 сентября 1894 г. в здании волостного правления открылась первая общественная библиотека. На 1.1.1913 в селе работала ссудо-сберегательная касса мелкого кредита с денежным капиталом на сумму 21795 рублей, в том числе волостного – 7958, сельским обществам – 2468, частных лиц – 11369. В 1928 организовано 2 товарищества по совместной обработке земли. В годы коллективизации в селе резко уменьшилась числ. населения, в 1933 за полгода умерли от голода не менее 580 чел. В 1897 г. в селе 824 двора, многие крестьяне (93 семьи) находились в отходе. Земельный надел составлял 11342 десятины, по 6,2 десятины на ревизскую душу, 1323 рабочих лошади, 801 корова, 4126 овец, 815 свиней, 126 семей бедняков, не имевших посевов или скота. В 1905 г. – один из центров крестьянских выступлений против помещиков; за участие в аграрном движении некоторые крестьяне были казнены. Революционное сознание у местных крестьян воспитывали, начиная со второй половины 1890-х годов, ключевский помещик Константин Сергеевич Ермолаев (социал-демократ) и писатель, депутат Первой Государственной Думы Степан Васильевич Аникин (уже в 1903 г. он руководил здесь подпольным кружком). В начале февраля (по старому стилю) 1918 в Старославкинской волости установлена Советская власть. 13 мая 1931 г. решением Малосердобинского райисполкома в селе закрыта церковь. До 1923 г. – центр Старославкинской волости Петровского уезда, в 1923-28 – центр сельсовета Малосердобинской укрупненной волости, с 1928 г. – в Малосердобинском районе. Во время коллективизации образованы колхозы имени Молотова, имени Чапаева и имени Малязина. В годы Великой Отечественной войны погибло около 200 старославкинцев. В 1955 – центральные усадьбы колхозов имени Молотова, имени Чапаева и «Герой труда». С 1963 по 1970 годы – центр Старославкинского сельсовета Кондольского района. На 1 января 1993 г. в селе находилась центральная усадьба совхоза «Коминтерн», в котором работало 343 чел., и ассоциация «Нива» (15 чел.); 15 крестьянских (фермерских) хозяйств. Впоследствии совхоз был преобразован в ассоциацию сельскохозяйственных предприятий «Славкинское». На 1 января 1993 г. – 500 пенсионеров; в личном хозяйстве граждан насчитывалось 312 коров, 282 овцы, 502 свиньи. Пекарня. Сберегательная касса. Участковая больница на 25 коек. Средняя школа (126 учащихся), детский сад на 50 детей (в 2000 г. его посещало 24 ребенка). Дом культуры, библиотека, 2 коммерческих магазина, 1 магазин райпо. Среди древних улиц – Егинская (по переселенцам из села Ега Пичелейской волости Городищенского уезда), Тешнярская (из села Тешнярь того же уезда), Кендяловка. Родина Героя Социалистического Труда, заместителя председателя Пензенского облисполкома (1981-91), делегата XXIV съезда КПСС Александра Григорьевича Овтова (род. в 1930), артистки Карагандинского театра Надежды Ивановны Мишиной.

Численность населения: в 1709 – 58, 1718 – 0, 1748 – около 574, 1764 – 846, 1795 – 1478, 1859 – 3606, 1884 – 4555, 1897 – 5592, 1914 – 7141, 1926 – 6708, 1937 – 2343, 1939 – 2313, 1959 – 1919, 1970 – 1783, 1979 – 1390, 1989 – 1380, 1993 – 1307, 2001 – 1087 жителей.

Лит.: Полубояров М.С. Малая долька России. Очерки истории Малосердобинского района. — Малая Сердоба, 2003.

СТОЛЫПИНСКИЙ , бывший русский поселок на территории Старославкинской волости, при реке Сердобе. Основан в годы Столыпинской реформы, назван в его честь. Прекратил существование между 1918 и 1939 годами. В 1914 – 6 дворов. 32 жителя.

СТУДЁНОВКА (Студеновка, Студенка, Краснихин), бывший русский поселок Ворошиловского (Майского) сельсовета, в 5 км к юго-западу от него. Основан пахотными солдатами г. Петровска около 1780 г. Входил до 1923 г. в Камышинскую волость Петровского уезда. В 1897 – 72 двора, 1073 десятины удобной земли, по 7,8 дес. на ревизскую душу. Поселок прекратил существование в 1970-е годы. Численность населения: 1858 – нет сведений, 1884 – 364, 1897 – 404, 1914 – 548, 1959 – 181 житель.

ТОПЛОЕ (Святодуховское, Екатеринино, Соймоново), русское село, центр сельсовета, в км от Малой Сердобы. На 1.1.2004 – 233 хозяйства, 603 жителя. Основано П.А. Соймоновым в 1800 году, передано в качестве приданного дочери, Екатерине. Земля пожалована ему в 1787 г. по высочайшему рескрипту, а в 1788 г. намежевана «из казенных земель». Крестьяне из Нижегородской и Симбирской губерний. Первая улица построена при озере Топлом, поэтому с 1810-х годов село называется таким именем. В 1834 г. открыта каменная церковь во имя Сошествия Святого Духа с приделом во имя Архангела Михаила (ныне памятник архитектуры). Перед отменой крепостного права показано как имение помещицы, княгини Екатерины Петровны Гагариной, 622 ревизских души крестьян, 2 ревизских души дворовых, 81 тягло на барщине, 134 тягла на оброке (платили в год по 22 рубля 30 коп. с тягла), у крестьян 159 дворов на 139,5 десятины усадебной земли (вероятно, с огородами, гуменниками и конопляниками), 2487 дес. пашни, 645 дес. сенокоса, 615 дес. выгона, у помещицы 930 дес. удобной земли, в том числе 255 дес. леса и кустарника, сверх того 1417,5 дес. неудобной земли (Приложение к Трудам, том 3, Петр. у., №11). В 1861 г. крестьяне вышли на дарственный надел от князей Гагариных. Малоземелье: на ревизскую душу приходилось лишь по 1,1 десятины земли. В 1877 – в составе Камышинской волости Петровского уезда Саратовской губернии, 254 двора, церковь. До 1923 г. – в составе Камышинской волости, в 1923-28 – Жуковской укрупненной волости, с 1928 – в Малосердобинском районе. В 1924 г. здесь 408 дворов, 2 школы, 3 ветряных мельницы. В годы коллективизации образованы колхозы МЮД («Международный юношеский день»), а в 1935 г. – «Память Кирова». Колхоз «Путь к коммунизму» (ныне колхоз «Топлое») много десятилетий – один из лучших в районе. С 1991 г. в селе природный газ. В 1987 г. построен дом культуры на 300 мест с библиотекой, в 1991 г. – средняя школа. С 1988 – филиал районной школы искусств. В том же 1988-м колхоз «Путь к коммунизму» построил столовую на 40 мест. Родина Героя Советского Союза, гвардии младшего сержанта, пулеметчика Ивана Степановича Зажигина (род. в 1925), совершившего подвиг в боях за форсирование реки Свирь, вызвав огонь противника на себя.

Численность населения: в 1800 – 220, 1839 – 1288, 1861 – 1355, 1877 – 1467, 1884 – 1327, 1897 – 1553, 1914 – 2212, 1924 – 2287, 1926 – 2357, 1928 – 2593, 1931 – 2679, 1935 – 1228, 1937 – 1250, 1939 – 1259, 1959 – 979, 1970 – 728, 1973 – 640, 1979 – 579, 1989 – 633, 1996 – 625, 2001 – 632 жителя.

Лит. Полубояров М.С. Топловская летопись. Из истории села Топлое Малосердобинского района Пензенской области. В двух частях. – Малая Сердоба, 1992-93.

ХРУЩИ (Хрущевка), бывшая русская деревня Николаевского сельсовета. Основана майором Павлом Дмитриевичем Хрущёвым в конце 18 столетия. В 1795 г. у него здесь 10 дворов. В 1799-1806 гг. малосердобинские крестьяне судились с ним из-за земли. В 1806 г. деревня показана за майоршей Пелагеей Николаевной Хрущевой, у нее 43 души мужского пола, крестьяне на барщине. В 1811 показана за тем же майором П.Д. Хрущевым. После отмены крепостного права крестьяне выкупили у своих помещиков Владимира и Арсения Хрущевых землю в собственность (в деревне было два крестьянских общества). В 1897 г. здесь 51 двор, 494 десятины удобной земли, по 4,5–5,0 дес. на ревизскую душу, 60 рабочих лошадей, 57 коров, 138 овец. До 1928 г. входила в состав Чубаровской волости Сердобского уезда, с 1928 г. – в Малосердобинском районе. В 1933 году – сильнейший голод, значительная часть жителей вымерла. В 1940 г. здесь была центральная усадьба колхоза «Верный путь». После Великой Отечественной войны деревня запустела. В 1955 – Шингальского сельсовета, в 1 км от него, колхоз «1 Мая». Упразднена решением Пензенского облисполкома в марте 1975 г. Родина бывшего председателя Малосердобинского райисполкома, председателя колхоза «Россия» Михаила Семеновича Власова (1921–1998). Численность населения: в 1795 – 110, 1811 – около 90, 1858 – 224, 1897 – 336, 1911 – 583, 1914 – 425, 1928 – 464, 1933 – 266, 1935 – 287, 1939 – 244, 1959 – 129, 1970 – 13 жителей.

ЧУГУНОВКА , бывший мордовский поселок Дружаевского сельсовета, в 2 км к северо-западу от него, на реке Сердобе. Основан в 1912 г. крестьянами, выделившимися из общины Старославкинской волости Петровского уезда. В 1914 г. здесь 21 двор. Исключен из списков населенных пунктов решением Пензенского облисполкома от 30.9.1969 в связи с выездом всего населения. Назван по Чугунному оврагу. Численность населения: в 1914 – 96, 1921 – 71, 1924 – 77, 1959 – 60 жителей.

ЧУНАКИ (Богородское), русское село Майского сельсовета, в 8 км к северу от него, на речке Чунак. На 1.1.2004 – 283 хозяйства, 583 жителя. Основано пахотными солдатами г. Петровска на их землях между 1730 и 1742 годами. Документ под 1767 годом упоминает «новопоселенное сельцо Чунаки», в котором 50 дворов крестьян, «поселенных из разных приходов города Петровска». В 1767 г. (по другим данным, в 1763) в Чунаках построен первый, деревянный храм во имя иконы Казанской Богородицы, который сгорел. 23 октября 1772 г. протопоп собора Петра и Павла г. Петровска Федоров освятил в селе новую деревянную церковь. Но и она простояла недолго, погибнув от огня в апреле 1780 г. В 1810 г. сельская община праздновала открытие каменного храма во имя иконы Казанской Богородицы, колокольня которого является ныне самым древним строением Малосердобинского района (сама церковь закрыта в 1934, затем разобрана). В 1795 году – село общего владения пахотных солдат, 115 дворов на площади 112 десятин (71 двор – пахотные солдаты, 6 – черносошные крестьяне, 38 – однодворцы), пашни – 1885 десятин, сенных покосов – 1402, лесу – 2436, весь надел – 6265 десятин (РГАДА, ф.1355, оп.2, е.хр.73/1329, л.5 об.). В 19 веке в селе стояла почтовая станция. В 19 веке Чунаки – в составе Старославкинской волости. В 1877 – 288 дворов, церковь, молитвенный дом, почтовая станция, 4 лавки, 2 постоялых двора, ярмарка, базар по четвергам. В 1882 открылось земское училище. В 1897 г. здесь 379 дворов, 31 семья находилась в отходе; земельный надел составлял 5132 десятины, по 6,5 дес. на ревизскую душу, 500 рабочих лошадей, 442 коровы, 1463 овцы, 219 свиней. С 1928 г. село в составе Петровского района, с 1970 г. – в Малосердобинском. В 1930 г. образован колхоз имени 12-летия Октября. В 1955 – в центр сельсовета Даниловского района, центральная усадьба колхоза имени Микояна. Затем до 1992 г. в селе находилась центральная усадьба колхоза имени XXIV съезда КПСС, в начале 21 века – разоренный колхоз «Чунаки». В 1988 г. построена школа на 192 учащихся. Истории села посвящен ряд газетных статей уроженца села Петра Ивановича Шестернина.

Численность населения: в 1795 – 798, 1859 – 1578, 1884 – 1851, 1897 – 2052, 1914 – 2678, 1926 – 2461, 1959 – 985, 1970 – 843, 1979 – 684, 1989 – 594, 1996 – 617, 2001 – 604 жителя.

Лит.: Полубояров М.С. Малая долька России. Очерки истории Малосердобинского района. — Малая Сердоба, 2003.

ШИНГАЛ (Богородское, Разломовка), русское село Николаевского сельсовета, в км от него. На 1.1.2004 – 50 хозяйств, 132 жителя. С 1928 г. было центром Шингальского сельсовета. Основано как выселок сердобинских крестьян между 1800 и 1810 гг. с целью предотвращения захвата помещиком Хрущевым общинных земель, вокруг которых шла судебная тяжба. В 1825 г. построена церковь во имя Пресвятой Богородицы – каменная, теплая, «тщанием священника Андриана Антоновича Сердобова». В конце 19 века при ней находилась библиотека «духовно-нравственного чтения» из 400 книг. В 1877 – в Малосердобинской волости Петровского уезда, 144 двора, церковь, лавка, 2 ветряные мельницы. В 1894 г. в селе открыта земская школа. В 1897 – 159 дворов, в том числе 13 пустых (хозяева находились в отходе), 2630 дес. удобной земли, по 7,4 дес. на ревизскую душу, 226 рабочих лошадей, 203 коровы, 639 овец, 117 свиней. В 1896 году 20 хозяйств занималось извозом, 10 хозяйств работало в помещичьей экономии, выручая до 40 руб. за лето на один плуг. В 1911 – 220 дворов, та же старая церковь (обвалилась и закрыта в 1930), земская школа, 257 рабочих лошадей, 287 коров, 1895 овец, 30 свиней, 92 железных плуга, 3 молотилки, 54 веялки. Село располагалось двумя улицами по берегам Шингала. В 1931 г. образован колхоз «1 Мая». С начала 1990-х, после газификации, началась стабилизация или небольшой рост численности жителей за счет мигрантов из ближнего зарубежья. В 1990 г. недалеко от села раскопан курган эпохи бронзы срубной культуры.

Численность населения: в 1837 – 217, 1859 – 563, 1877 – 771, 1884 – 951, 1897 – 1154, 1911 – 1675, 1914 – 1441, 1926 – 1569, 1928 – 1637, 1935 – 1041, 1939 – 861, 1959 – 608, 1970 – 488, 1979 – 294, 1989 – 146, 1996 – 150, 2001 – 138 жителей.

Лит.: Полубояров М.С. Малая долька России. Очерки истории Малосердобинского района. — Малая Сердоба, 2003.

Рейтинг бинарных брокеров, выдающих бонусы за регистрацию:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый лучший брокер бинарных опционов с контролем честности!
    Идеальное место для новичков — дают бесплатное обучение и демо-счет!
    Получить вкусный бонус за регистрацию:

Добавить комментарий